Следует признать: никакой «войны» с терроризмом мы не ведем. То, что начал Джордж Буш и явно намерен продолжать Барак Обама, ей не является. Если бы мы вели такую войну, мы бы принимали очевидные меры безопасности – например, проверили бы, нет ли взрывчатки в нижнем белье некоего крайне подозрительного пассажира. То есть, если бы Умар Фарук Абдульмуталлаб (Umar Farouk Abdulmutallab) запихнул взрывчатку в ботинки, его бы, конечно, разоблачили, потому что так террористы уже поступали, но подумать о подобном примитивном «средстве доставки» наше правительство никак не могло - слишком оно было увлечено никому ненужными боевыми действиями и разработкой систем противоракетной обороны.


Трусы, начиненные взрывчаткой, на пассажире, в котором давно подозревали потенциально опасного фанатика, который расплатился за свой билет наличными и летел без багажа, могли стоить жизни сотням невинных людей, направлявшихся в день Рождества в Детройт рейсом 253 Northwest Airlines. И сколько бы сотен тысяч американских солдат мы ни послали на войну, против такого оружия это нам не поможет. Бесполезны тут и сотни миллиардов долларов, которые мы тратим на самолеты, подводные лодки, ракеты и прочий арсенал холодной войны согласно нашему оборонному бюджету, даже с поправкой на инфляцию сейчас раздувшемуся больше, чем когда-либо за последние полвека.


В ответ на теракты 11 сентября, осуществленные людьми, вся «огневая мощь» которых стоила, максимум, пару сотен долларов, мы начали тратить деньги и, что еще важнее, отвлекать свое внимание, на боевые действия, пренебрегая непростой полицейской работой, анализом разведданных и гражданскими технологиями, нацеленными на противодействие ударам по Америке. Да, президент Буш был прав в том, что в мире есть злодеи, которые желают нам навредить. Однако искать их зачастую следует среди выпускников лучших западных учебных заведений, которые, как свидетельствуют многочисленные примеры, начиная от «гамбургской ячейки», организовывавшей захват самолетов 11 сентября, до участника последнего инцидента - инженера из элитного Университетского колледжа Лондона, намного свободнее чувствуют себя в западных городах, чем в афганских деревнях.


Технологии, которые должны помогать выслеживать террористов-смертников или хитроумных угонщиков самолетов, обычно разрабатываются и внедряются спустя рукава. Во вторник The Washington Post опубликовала прискорбные сведения – оказывается, оборудование для полного досмотра, о котором столько кричали после 11 сентября, и которое позволило бы обнаружить взрывчатку, использовавшуюся Абдульмуталлабом, до сих пор не получило широкого распространения. Как пишет Post, «Осуществление плана, который должен был ускорить разработку улучшенной процедуры досмотра и новых технологий контроля—включая оценку рисков на авиатранспорте—задержалось почти на два года. Об этом говорится в докладе, опубликованном этой осенью Главным контрольным управлением – следственным органом Конгресса».


Таким образом, оборудование, способное определить пластиковую взрывчатку, существует, но в данном случае не применялось. «Управление транспортной безопасности не способно гарантировать, что проверки в аэропортах обеспечивают приемлемый уровень безопасности, определить, в какой степени внедренные технологии снижают риск теракта, или внести необходимые изменения в правила досмотра пассажиров», - указываю авторы доклада ГКУ. «Управление транспортной безопасности также не может гарантировать, что средства, вложенные им в технологии мониторинга, обеспечили выполнение приоритетных требований безопасности в пунктах досмотра пассажиров», - добавляют они.


«Систематические провалы» в сфере безопасности, о которых говорил во вторник президент Обама, неминуемо следуют из выбранной нами метафоры войны и из идеи о том, что терроризм военная, а не полицейская проблема, проявившейся как в иррациональном вторжении Буша в Ирак, так и в начатой Обамой эскалации конфликта в Афганистане. Между тем, террористы – это не повстанцы, такие как «Талибан» или остатки иракских боевиков, которые привязаны к своей территории и которых можно разгромить армейскими методами.


Напротив, эти любители насилия - лишенные корней космополиты, чуждые любому государству и легко перемещающиеся по миру, практически всегда вооруженные паспортами, визами и деньгами. Все это позволяет им пользоваться нашей неспособностью всерьез анализировать наши собственные разведданные. На руку им играет и слепота наших высших чиновников, игнорирующих все предупреждения, как администрация Буша перед 11 сентября. На этот раз никто вовремя не заметил тревогу, которую поднял всерьез обеспокоенный отец террориста – нигерийский банкир, обладающий хорошими связями.


Чтобы предотвращать теракты на территории США не нужно – как мы делали сначала во Вьетнаме, а теперь в Афганистане - оккупировать огромные территории или завоевывать сердца и умы отсталой деревенщины, которую мы лицемерно выдаем за какое-то подобие «империи зла». Для этого необходима только хорошая полицейская работа, позволяющая отлавливать исключительно мобильных фанатиков. А начинается эта работа с полноценного анализа разведданных и готовности действовать на их основании. И нужны для нее детективы с мозгами, а не генералы с пушками.


Раздувание оборонного бюджета после 11 сентября стало великолепным подарком для военно-промышленного комплекса, у которого внезапно появился повод производить оружие и наращивать обычные вооруженные силы, исходно предназначавшиеся, чтобы противостоять более не существующей враждебной сверхдержаве. Однако все наши истребители и бомбардировщики-«невидимки», которые мы создавали, чтобы пробивать так и не построенную оборону Советского Союза, совершенно бесполезны против невидимой взрывчатки в нижнем белье террориста.