В политике правильный расчёт времени это все. Когда иранцы в установленный президентом Обамой срок не выполнили его требование откровенно рассказать о своих ядерных программах до конца года, министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates) подготовил докладную записку и направил ее на имя советника Обамы по национальной безопасности генерала Джима Джонса (Jim Jones). В этой записке Гейтс выразил свою уверенность в том, что администрация не знает, как поступать с Ираном в случае, если тот не изменит свою ядерную политику.

Гейтс отрицает, что его докладная записка была "сигналом тревоги", как назвал ее в New York Times один высокопоставленный руководитель. Ее цель, говорит он, "заключалась в содействии упорядоченному и своевременному принятию решений". Безусловно, очень похоже на сильный удар по ребрам.

Публично Обама заявляет, что будет и дальше усиливать нажим на Иран, добиваясь принятия нового пакета санкций. Благодаря многомесячным дипломатическим усилиям ему удалось заручиться поддержкой европейцев. Но Россия и Китай, обладающие ключевым правом голоса в Совете Безопасности ООН, по-прежнему уклоняются от принятия твердых и решительных обязательств. Обе страны в принципе согласны на дальнейшие санкции, но весьма расплывчато говорят о том, какими именно должны быть эти меры.

Белый Дом надеется усилить давление на Иран, изолировав его в следующем месяце на важном совещании в Нью-Йорке, участники которого будут рассматривать выполнение Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). То, что Обама подписал в начале апреля с Россией новое соглашение о сокращении стратегических вооружений, а затем провел беспрецедентный "саммит по ядерной безопасности" в Вашингтоне, дает США значительный импульс силы перед нью-йоркской встречей. Но Иран уже готовит меры противодействия. В прошедшие выходные он организовал в Тегеране собственную конференцию по ядерному разоружению. На ней высокопоставленные представители из 24 стран (по данным Ирана) выслушивали из уст иранского руководства обличительные речи антиамериканского содержания. Иран сорвал предыдущую конференцию по рассмотрению выполнения ДНЯО (в 2005 году). Безусловно, он и на этот раз намерен создать в Нью-Йорке антиамериканский блок.

Что намерен делать Белый Дом, если попытки мирного давления на Иран в целях изменения его позиции потерпят неудачу? Этот вопрос все больше беспокоит американских военных. Наверняка, этим объясняется и утечка информации по поводу докладной записки Гейтса. Говоря словами одного гражданского руководителя из Пентагона, который пожелал остаться неизвестным, поскольку высказал критические замечания, существует "усиливающееся ощущение паралича от анализа".

Военный вариант воздействия, заключающийся в нанесении удара по ядерным объектам Ирана, а также в масштабных ударах по другим военным объектам этой страны, похож на азартную игру с крупными ставками. Выступая в эти выходные в Колумбийском университете, председатель объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен (Mike Mullen) сказал: "На мой взгляд, нанесение удара это самый последний вариант". Он говорил о возникшей дилемме вполне откровенно: "Если Иран получит ядерное оружие, это просто невероятно дестабилизирует обстановку. Нападение на них даст такой же результат. Этот район сегодня и так крайне нестабилен, и дальнейшей дестабилизации нам не надо".

Адмирал Маллен выступил в защиту администрации с ее кажущейся неспособностью найти надежную дорогу через иранское болото: "Если бы существовал легкий ответ, мы давно бы уже сняли его с полки".

Но среди некоторых военных специалистов, занимающихся ближневосточными проблемами, растет ощущение того, что неспособность или нежелание Белого Дома прочертить четкий курс помимо санкций означает одно: детальная подготовка по другим вариантам действий не ведется.

Должен ли, например, Обама сформировать новый оборонительный альянс с соседями Ирана в целях его сдерживания – как после создания им ядерного оружия, так и до? Для создания такого альянса потребуются ядерные гарантии США – подобные тем, что получили в рамках НАТО европейские союзники Америки. Чтобы сформировать такой альянс, нужно будет провести огромную работу как в регионе, так и в Конгрессе. А администрация сегодня сторонится такой работы.

Или же Обаме следует заявить, что боевые действия это единственно возможный вариант? Американские военные уже проводят в этом плане соответствующую подготовку, которую Пентагон не спешит рекламировать. Но, как говорит гражданский представитель Пентагона, "для проведения военных акций понадобится содействие очень многих государств. А мы пока не осуществили необходимую работу по налаживанию такого содействия".