Во вторник администрация Обамы столкнулась с некоторым скепсисом со стороны республиканцев по поводу нового договора о контроле над вооружениями с Россией, однако не обнаружила почти никакой открытой оппозиции, способной поставить ратификацию договора в Сенате под угрозу.

В то время как команда президента Обамы по национальной безопасности убеждала Сенат в том, что новый Договор СНВ не поставит под угрозу американскую безопасность, сенатор Ричард Лугар из штата Индиана, высокопоставленный республиканец и член Комитета по международным отношениям, высказался в поддержку соглашения и предупредил, что отказ ратифицировать его окажется «крайне рискованной стратегией».

Белый дом рассчитывает на поддержку г-на Лугара, чтобы нейтрализовать критику республиканцев, и он с чувством выступил по поводу продолжающейся угрозы, идущей от такого большого количества ядерных ракет, заметив, что лишь одна из них могла бы разрушить Нью-Йорк или Филадельфию. «Если я говорю по этому поводу чересчур категорично или эмоционально, - сказал он, - так это потому, что я представляю себе, что это может быть».

Однако его слова не убедили других сенаторов-республиканцев, обвиняющих администрацию либо в том, что она уступила слишком много, либо в том, что она добилась слишком малого. Некоторые из них забросали высокопоставленных советников г-на Обамы вопросами о том, не отдала ли администрация России право вето по вопросу будущих американских программ противоракетной обороны, в то время как другие спрашивали, почему в соглашении ничего не сказано о тактических ядерных вооружениях.

Команда Обамы отклонила критику, настаивая на том, что ничего в этом договоре не помешает реализации планов ПРО, и заметив, что он поможет восстановить взаимный режим проверок, срок которого истек в прошлом году. Советники описали договор как решающий шаг в улучшении отношений с Москвой и укреплении солидарности против восходящих ядерных держав, таких как Иран и Северная Корея.

«США лучше быть с договором, чем без него, и я уверен в том, что это правильное соглашение для сегодняшнего дня и для будущего», - заявил комитету министр обороны Роберт Гейтс. Глава Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен добавил, что «наши вооруженные силы полностью поддерживают этот договор».

Госсекретарь Хиллари Клинтон сказала, что договор облегчит усилия Соединенных Штатов по борьбе с распространением ядерного оружия.

«Я не говорю, что этот договор в одиночку убедит Иран или Северную Корею поменять свое поведение, - сказала г-жа Клинтон. – Но он демонстрирует наше лидерство и укрепляет нашу позицию в то время, как мы стремимся заставить эти и другие правительства отвечать за свои поступки».

Договор, который запрещает обеим сторонам размещать более 1550 стратегических боеголовок или 700 средств доставки, является, возможно, самым ощутимым внешнеполитическим достижением президентства г-на Обамы, и его ратификация является одним из главных приоритетов его администрации. Администрация надеется, что Сенат проголосует по этому вопросу уже этим летом, или в любом случае до конца года. Российский парламент ждет голосования в Сенате прежде, чем начать ратификацию со своей стороны.

Глава комитета, сенатор-демократ Джон Керри, осторожно оценивает сроки голосования, пытаясь выстроить двухпартийный консенсус по этому вопросу. «Мы должны проголосовать, когда мы будем готовы, - сказал он в интервью. – Моя цель – сделать это, как можно скорее. Означает ли это, что я хотел бы провести голосование до выборов? Абсолютно. Но тут важно все сделать правильно».

Г-н Керри сказал, что призовет двух бывших госсекретарей-республиканцев, Генри Киссинджера и Джемса Бейкера, выступить в поддержку договора. «Договор довольно основательный, - сказал он, - и администрация постаралась включать все заинтересованные стороны».

Однако сенатор Джим Деминт, республиканец из Южной Каролины, заявил, что «абсурдно и опасно» считать, что Соединенным Штатам «следует стремиться к паритету» с Россией, учитывая уникальную роль Америки в мире. «У России нет 30 стран, которые рассчитывают на ее защиту», - заявил г-н Деминт.

Г-н Деминт не согласен с необязательными формулировками договора и отдельным российским заявлением, в котором упоминается обеспокоенность Москвы программой ПРО. «Меня пугает сам факт того, что мы включили в договор предположение о том, что эти вещи взаимосвязаны», - сказал г-н Деминт.

Г-жа Клинтон заявила, что язык соглашения не ограничивает американские планы ПРО, так же как этого не делали и схожие заявления в прошлом. «Факты опровергают любую обеспокоенность, которая может возникнуть у Вас или у других», - сказала она г-ну Деминту.

Сенатор-республиканец от штата Теннеси Боб Коркер заметил, что у России уже меньше пусковых установок, чем определено новым договором. «Получили ли мы хоть что-нибудь от этого договора? – спросил г-н Коркер. – Это мы проводим сокращения, а не они».

Г-н Гейтс заметил, что у России по-прежнему больше боеголовок, чем позволено по договору. «Они сократят численность своих боеголовок», - сказал он

Сенатор Джонни Айзексон, республиканец из штата Джорджия, указал на то, что договор разрешает проведение меньшего числа проверок, чем изначальный Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений 1991 года, истекший в декабре. По условиям нового договора, каждая сторона может проводить 18 проверок в год, вместо 28 проверок, дозволявшихся предыдущим договором.

Советники Обамы объяснили, что сегодня американским инспекторам придется проверять в России лишь 27 ядерных объектов, в то время как в Советском Союзе их число насчитывало 73.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.