Российские шпионские проказы, заставившие значительную часть страны фыркать от смеха и покачивать головами, не вызвали веселья у тех американцев, которые знакомы с искусством шпионажа. Изощренные маневры и отговорки подозреваемых являются частью "классических приемов, относящихся к советскому периоду, а разведывательные службы делают то, что они умеют делать", говорит Джон Маклафлин (John McLaughlin), завершивший свою 32-летнюю карьеру в ЦРУ человеком № 2 этого ведомства - на посту заместителя директора, который он занимал в течение четырех лет до 2004 года. Русские, отмечает он, деятельно налаживали "инфраструктуру шпионажа" в США, как это делали Советы в Европе в 30-е и 50-е годы. "Они засылают в страну людей, которые могут там прижиться. Именно так они организовывали свои агентурные сети в Европе накануне Второй мировой войны".

Но что за информацию должны были собирать эти шпионы-обыватели? "От них, вероятно, и не ждали каких-то особых успехов, - объясняет Маклафлин, - это не те люди, которые способны добыть планы президента. Это могут быть торговцы произведениями искусства, продавцы книг, руководители мелких компаний, вполне похожие на обычных граждан США". Но растворившись в массе, они со временем могут пригодиться. "Российские спецслужбы часто практиковали такое – у таких людей в безопасном доме вы можете провести встречу, поменять деньги, оставить сообщение или провести сеанс связи таким образом, что вас не заметят. В этом отличие от шпионов [за которыми официально ведется наблюдение], работающих под прикрытием посольства, которых называют первыми секретарями, но которые на самом деле являются офицерами СВР или, как эту организацию называли в прежние времена, КГБ либо НКВД".

Вопреки шутливым замечаниям некоторых комментаторов, зазвучавшим после арестов, Маклафлин отмечает, что у таких старомодных методов есть свои преимущества. "Любой шпионской службе нужна инфраструктура, и это не игра один на один, - говорит он, - российские спецслужбы всегда понимали, что чем незаметнее такая инфраструктура, тем успешнее можно заниматься классическим шпионажем. В этом и заключается предназначение таких людей".

Ястреб внешней политики из администрации Буша Джон Болтон (John Bolton) видит в этом деле ключ к пониманию российского склада ума. "В этой сети интересно то, что там работали так называемые агенты влияния – люди, которые определенно пытаются что-то узнать, но также повлиять на события благодаря своим связям в финансовых и политических кругах", - говорит Болтон, занимавший посты представителя США в ООН и заместителя госсекретаря по вопросам контроля вооружений и международной безопасности. "Это многое говорит о людях, заправляющих сегодня делами в Кремле. Это показывает, что они проводили длительные операции с агентами влияния долгое время после распада Советского Союза. Это дает основания полагать, что существует более глубокая и долговременная враждебность, и что проблемы в наших взаимоотношениях с русскими гораздо сложнее того, что можно урегулировать простым нажатием кнопки перезагрузки".

На самом деле, последствия арестов шпионов могут оказаться в большей мере политическими, не связанными с ведомствами плаща и кинжала. Стивен Флэнаган (Stephen Flanagan) из Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies) считает, что из-за этого дела будет труднее добиться ратификации в Сенате нового договора СНВ. "Что это говорит об истинных взглядах Москвы на Соединенные Штаты? – спрашивает Флэнаган, - это наносит ущерб тем, кто утверждает, что у нас идет перезагрузка в отношениях с Россией".

Как бы то ни было, ФБР не обвиняет арестованных в шпионаже или краже секретных материалов. На самом деле, значительную часть того, что искали русские, можно было найти в Интернете через поисковик Google. "Интересно то, что несмотря на многолетнюю работу под прикрытием, их не обвиняют в шпионаже. Нет никаких свидетельств того, что они добывали секретные материалы и передавали их в Москву, - говорит 36-летний ветеран ЦРУ Питер Эрнест (Peter Earnest), который сегодня работает директором Международного музея шпионажа  в Вашингтоне, - это выглядит как охота на мафию из-за уклонения от уплаты налогов".

Отнюдь не пошло на пользу то, что аресты были произведены спустя несколько дней после визита в Вашингтон российского президента Дмитрия Медведева. Говорит директор программы российских исследований из Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute) Леон Арон (Leon Aron): "Обама задушевно болтает с Медведевым за гамбургерами в ресторанчике, они ведут себя как близкие приятели, а затем Медведев уезжает – и они с огромной помпой задерживают группу людей, которых даже не могут обвинить в шпионаже". Арон сомневается в том, что русских надо было хватать, потому что  они собирались бежать из страны. "Разговоры о том, что их надо было задерживать, поскольку они представляют угрозу для национальной безопасности, это небольшое преувеличение, - заявляет он, - если здесь и есть какая-то интрига, то она не с российской стороны, а с нашей".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.