Перевод предоставлен изданием "Курсор" (Израиль)

Всего неделю назад положение Биньямина Нетаньяху казалось почти безнадежным. Комиссия Тиркеля неожиданно обрела зубы и теперь в состоянии очень больно укусить главу правительства.

Государственный контролер Миха Линденштраус начал собирать информацию, касающуюся перехвата флотилии – это также подвергает риску премьер-министра. Авигдор Либерман вновь стал угрожать Нетаньяху. Эхуд Барак запутался в своих проблемах. Многие полагали, что к сентябрю правительство начнет разваливаться. Человек, находящийся в интимных отношениях с историей, понимал, что к следующему лету он сам может стать второстепенной главкой истории, о которой мало кто будет помнить в будущем.

Было также немало других проблем. В кулуарах поговаривали, что Нетаниягу окружен со всех сторон. Международное сообщество его не воспринимает. Он потерял Турцию, он теряет Европу, может потерять и Америку. Если он не прорвет кольцо блокады, его судьба будет предрешена. Еще более опасным выглядело поведение министра обороны. Без лишнего шума, никого не посвящая в свои планы, Барак вынул из кобуры пистолет.
Человек, от которого Нетаньяху полностью зависит – с политической, государственной, стратегической и эмоциональной точек зрения - дал понять, что не намерен оставаться с ним навсегда. Если Биби не предложит Обаме какую-либо реальную инициативу, главе правительства придется самому прорывать кольцо блокады.

Прошла всего одна неделя, и все чудесным образом переменилось. Нетаньяху – король. В Белом доме его встречают цветами, улыбками, демонстрируя по отношению к нему беспрецедентную сердечность. Овальный кабинет, совместная пресc-конфренция с президентом. Тому, кто еще в марте был почти нежелательной персоной в Вашингтоне, в июле оказывают поистине царский прием.

По завершении длительного периода, в ходе которого президент США и премьер-министр Израиля относились друг к другу с почти нескрываемой неприязнью, они заключают друг друга в жаркие объятия. Речь идет не только об общей атмосфере, не только о проявлении формальной учтивости. Нетаньяху удается добиться в ходе встречи с Обамой нескольких важных государственных достижений.

Однозначное обязательство считаться с "особыми потребностями" Израиля. Признание, что Израиль вынужден защищать себя в нестабильном регионе, полном насилия. Обещание не ослаблять боеспособность Израиля, что фактически означает признание права Израиля на владение реактором в Димоне и признание иранской ядерной угрозы. Обама открыто признает также, что единственный способ достижения урегулирования между Израилем и палестинцами – прямые переговоры.

После 18 месяцев, растраченных впустую, в ходе которых Обама оказывал постоянное давление на Нетаньяху, он решил заключить израильского премьера в свои объятия.

Что же произошло? Три момента. Первое: Нетаниягу оказал сопротивление. Премьер-министр, которого все считают человеком, легко поддающимся давлению, не испугался американского давления, оказанного на него весной, и вступил в бой. То, чем Нетаньяху занимался в Вашингтоне, Обама хорошо почувствовал в Чикаго. Израильский премьер задействовал против Обамы скрытый механизм давления. Обама понял, что это опасно.

Втрое: американцы поняли, что одностороннее давление на Израиль бессмысленно. Оно наносит вред им самим, отдаляет мирное урегулирование и дестабилизирует обстановку на Ближнем Востоке. Даже если Израиль раздражает своим поведением, Израиль – это реальность. Даже если Нетаньяху вызывает раздражение, Нетаньяху - ключевой игрок. Если в период правления Обамы все же будет заключен мир на Ближнем Востоке, это будет не мир Ципи Ливни. И не мир Яира Лапида. Этот мир будет исключительно миром Нетаньяху.

Третье: была проведена серьезная закулисная работа. В течение долгих месяцев происходил плодотворный диалог между правительствами обеих стран. Израильтяне сумели убедить американцев, что они настроены самым серьезным образом. Для того, чтобы получить политический и стратегический кредит, они предоставили своим партнерам по переговорному процессу серьезные гарантии. В ближайшее время у партнеров появится возможность потребовать реализации гарантийных обязательств. Для вашингтонского визита эти гарантии были преимуществом, однако в самом Израиле Нетаньяху придется платить по счетам.

Так, что царский прием в Белом доме, это отнюдь не завершение нынешней главы отношений между Израилем и США. Американцы рассчитывают получить от Нетаньяху ответный подарок. Израильскому премьеру не стоит обольщаться. Он халиф на час. На день. Может быть, на лето. Если он не использует полученный кредит и не выступит с государственной инициативой, его политическое положение вновь станет безнадежным.

Тиркель и Линденштраус никуда не делись. Либерман и Барак тоже. Кольцо блокады продолжает сжиматься. У Нетаньяху нет иного выхода, кроме как вырваться из окружения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.