Государственный секретарь Хилари Родхэм Клинтон  (Hillary Rodham Clinton) в среду заявила, что в международных отношениях наступил «новый американский момент», «момент, когда важнейшую роль играет наше мировое лидерство, даже если теперь оно нередко вынуждено проявляться новыми способами».

В своей продолжительной речи на Совете по международным отношениям (Council on Foreign Relations), в которой она защищала внешнеполитическую позицию администрации Обамы, Клинтон заявила, что «этот момент необходимо использовать, хотя это потребует больших усилий и смелых решений, чтобы заложить основы лидерской позиции Америки на грядущие десятилетия».

По мнению критиков, дипломатия нынешней администрации оказалась мало эффективной в таких сложных вопросах, как установление мира между Израилем и палестинцами и иранское стремление заполучить ядерное оружие. Однако Клинтон утверждает обратное, заявляя о том, что усилиями «классической паркетной дипломатии»  удалось достигнуть существенного прогресса по этим направлениям.  Она призвала к терпению, утверждая, что плоды работы администрации станут заметны лишь через некоторое время.

Отвечая после выступления на вопросы аудитории, Клинтон сделала выпад в сторону иранского правительства: «Мне кажется, нет сомнений в том, что Иран идёт по пути превращения в военную диктатуру со своего рода религиозно-идеологическим фасадом, - заявила она. – И я не думаю, что иранская революция, установившая в Иране республику, исламскую республику Иран, имела в виду подобный результат».

Соединённые Штаты, по её словам, пытаются соблюсти баланс – открыто поддерживая усилия Ирана по установлению демократии, и не делая ничего, что «повредило бы или разрушило народ этой страны».

Речь Клинтон во многих отношениях знаменует выступление Клинтон в роли внешнеполитического лидера страны в момент, когда президент Обама всецело поглощён хромающей внутренней экономикой США и предстоящими в ноябре промежуточными выборами. Клинтон совершит поездку на Ближний Восток на следующей неделе, чтобы  содействовать проведению прямых переговоров между Израилем и палестинцами, и в своей речи в среду она уверенно говорила о планах администрации и о мировой роли Соединенных Штатов.

Что касается грядущих переговоров между Израилем и палестинцами, Клинтон, по её словам, ощущает «некий движущий импульс», поскольку «обе стороны и оба лидера признают, что другого шанса может и не быть». Госсекретарь заявила, что Израиль «стоит перед лицом демографической, технологической, идеологической угрозы», а потому «идея заключить мирное соглашение со светской палестинской администрацией, связанной обязательствами перед экономическим будущим своего народа, представляется ему вполне оправданной, если только его удастся достигнуть». Кроме того, по словам Клинтон, и президент Палестинской администрации Махмуд Аббас рассматривает соглашение как «вершину своего жизненного предназначения».

В речи госсекретаря о специфике новых политических инициатив говорилось немного. Однако после более полутора лет работы она, видимо, заново оценила ту роль, которую играют Соединённые Штаты Америки в мире.

Больше года назад, на такой же встрече, Клинтон говорила о «смещении равновесия от  мультиполярного мира к мультипартнёрскому миру» и подчеркнула готовность администрации к завязыванию плодотворных отношений со своими противниками. Тон её выступления в эту среду был несколько иным, больше сосредоточенным на важности роли американской нации в проблемах управления.

«Это отнюдь не довод в пользу того, что Америка должна действовать в одиночку, - заявила Клинтон. – Мир смотрит на нас, потому что Америка обладает возможностями и решимостью мобилизовать коллективные усилия, необходимые для разрешения проблем на глобальном уровне – в защиту наших собственных интересов, но одновременно способные стать движущей силой прогресса. В этом у нас нет соперников».
 
Она добавила: «Для Соединённых Штатов мировое лидерство является одновременно и ответственностью, и беспрецедентной благоприятной возможностью».

Клинтон заявила, что администрация проводит в жизнь идею, которые она изложила год назад, начав создавать то, что она назвала «новой мировой архитектурой» альянсов и интересов. Как яркий пример, Клинтон указала на успехи администрации в вопросе наложения санкций Совета Безопасности ООН против Ирана, которые к тому же были  дополнительно усилены индивидуальными акциями крупных держав. Она заявила, что администрация одержала верх над скептиками, не признававшими необходимость новых санкций, подчеркнув свою заинтересованность в диалоге с Ираном и возобновив усилия по собственному ядерному разоружению.
 
Она с похвалой отозвалась и о стремлении администрации улучшить отношения с Россией. Клинтон заявила, что охлаждение отношений между США и Россией в конце срока правления администрации Джорджа Буша «возможно, и воодушевило писателей шпионских романов и кабинетных стратегов, однако любому, кто сколько-нибудь серьёзно заинтересован в разрешении мировых проблем, таких, как распространение ядерного оружия, понятно, что без совместной работы России и Соединённых Штатов многого не достичь».

Быстро перечислив всё, что с её точки зрения является достижением в американо-российских отношениях, Клинтон довольно весело отозвалась над недавней высылкой из страны российских агентов, действующих на территории США: «Конечно, как нам напомнили этим летом, авторам шпионских романов ещё есть о чем писать, так что ситуация беспроигрышная».

Она признала, что администрация ещё ищет решение целого ряда трудноразрешимых проблем. В ответ  на прозвучавший из аудитории вопрос она рассказала о предстоящем референдуме в Судане, где южные районы, владеющие большими запасами нефти, могут проголосовать за отделение от остальной части страны. Клинтон назвав эту ситуацию «бомбой с включенным секундомером, способной вызвать чрезвычайные последствия».

Клинтон заявила, что у юга нет ресурсов для проведения референдума, а север не расположен это делать, пока не будет уверен в исходе этой акции. Американская администрация, по её словам, прилагает все дипломатические усилия, на которые она способна, но «реальная проблема заключается в том, что случится, когда случится неизбежное, и референдум пройдет, и юг заявит о своей независимости?»

Клинтон признала, что у неё нет ответа на этот вопрос. «Нам нужно найти какие-то  приемлемые способы, чтобы  убедить их мирно принять независимость Юга, а Юг, в свою очередь, убедить признать, что, если только они не хотят многолетней войны при полном отсутствии шансов на создание собственного государства, то должны каким-то образом договориться с Севером», - заявила она, и добавила, что будет рада любым идеям, которые сможет предложить ей задавший вопрос.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.