ВАШИНГТОН – Победе республиканцев на промежуточных выборах на прошлой неделе способствовало противодействие экономическим и внутриполитическим инициативам президента Обамы. Но эта победа может также привести к ликвидации его главного внешнеполитического достижения, каким считается новое партнерство США с Россией, и к усилению позиций антиамериканских ястребов в Москве.

Налаживая более дружеские отношения с Кремлем после нескольких лет напряженности, Обама нуждается в том, чтобы Конгресс одобрил и утвердил три его основных политических меры: договор, предусматривающий сокращение ядерных арсеналов и возобновление проверок, соглашение о расширении сотрудничества в области гражданской ядерной энергетики и отказ от торговых ограничений времен холодной войны, который позволит России вступить во Всемирную торговую организацию.

Убедить Конгресс утвердить эти меры было сложно еще тогда, когда обе его палаты контролировали демократы. А теперь, когда Палата представителей находится во власти республиканцев, да и в Сенате их позиции заметно окрепли, все эти инициативы оказались в опасности. Как считают американские официальные лица и специалисты по вопросам внешней политики, если Обама не сумеет выполнить свои обещания, это внесет разлад в так называемую политику перезагрузки и подтвердит правильность позиций премьер-министра Владимира Путина и прочих противников компромиссов, скептически относящихся к политике сближения с США.

После выборов российские официальные лица уже пригрозили отложить в долгий ящик новый договор по сокращению стратегических вооружений. Обама решил приложить максимум усилий, чтобы убедить Сенат в его старом составе ратифицировать договор СНВ на последней сессии в этом месяце. На прошлой неделе президент назвал этот вопрос, а также сокращение налогов для среднего класса своим важнейшим приоритетом на заключительную сессию Конгресса.

"Это не вопрос демократов или республиканцев, это вопрос американской национальной безопасности, - сказал Обама, - и я надеюсь, что нам удастся это сделать до нашего ухода, и что мы подадим мощный сигнал России о серьезности нашего стремления сократить ядерные арсеналы, а также подадим сигнал всему миру, что мы всерьез настроены на нераспространение".

Если ему не удастся добиться поддержки Сената до окончания сессии, то, как опасаются советники и союзники Обамы, взаимоотношения с Россией будут заморожены, причем в момент, который они считаются критически важным для развития сотрудничества с Москвой по нескольким направлениям, самым значительным из которых является давление на Иран в целях принуждения его к отказу от своей ядерной программы.

"Если это будет провалено, то все остальное будет заморожено, - говорит аналитик из либеральной исследовательской организации Центр за американский прогресс (Center for American Progress) Сэмюэл Чарап (Samuel Charap), - это окажет негативное воздействие на Иран, на нераспространение, на Афганистан, на проблему терроризма. Все это может прийти к нулю, и прогресс в данных вопросах может быть остановлен. Это действительно может оказать серьезнейшее воздействие".

А для администрации такой кошмарный сценарий может иметь еще более пагубные последствия. Российские лидеры всегда искали слабости и недостатки у своих американских партнеров, и неспособность Обамы навязать свою волю Конгрессу будет расценена как признак бессилия. Это может привести к ослаблению позиций президента Дмитрия Медведева, который в качестве центрального вопроса своего президентского правления выдвинул улучшение взаимоотношений между Россией и Соединенными Штатами Америки, несмотря на сомнения, имеющиеся у Путина. Как полагают некоторые аналитики, если перезагрузка потерпит неудачу, это навредит Медведеву в его попытках убедить Путина позволить ему баллотироваться на второй срок в 2012 году. Неудача придаст храбрости представителям военного ведомства, стремящимся к сохранению тесных связей с Ираном. Согласно некоторым оценкам, решение России поддержать санкции по Ирану может обойтись ей примерно в 13 миллиардов долларов в виде непроданного этой стране оружия.

Самым важным пунктом в отмененном Медведевым пакете поставок была продажа Тегерану современных комплексов ПВО С-300. Как считают специалисты по вопросам безопасности, если отношения с США ухудшатся, и Москва возобновит поставки, это может спровоцировать Израиль на нанесение ударов по ядерным объектам Ирана до прибытия туда ракет С-300, поскольку после их развертывания они будут создавать серьезную опасность для атакующей авиации.

Те, кто скептически относятся к новому договору СНВ, говорят, что администрация преувеличивает возможность отказа России от этого соглашения в том случае, если его не ратифицируют на заключительной сессии Конгресса в его прежнем составе. "Мы видим все эти сообщения о том, что они выйдут из договора, - говорит бывший заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями Стивен Редмейкер (Stephen G. Rademaker), - но это просто смешно. Договор этот полностью в их интересах. Их переговорщики провели просто фантастическую работу, добиваясь того, что им нужно".

Как считает администрация и ее союзники, их поддержит чуть больше десятка республиканцев, что достаточно для ратификации договора большинством в две трети голосов. Но для этого ей нужно добиться согласия сенатора от Аризоны Джона Кайла (Jon Kyl), который настаивает на том, что взамен на поддержку администрация должна взять на себя обязательства по модернизации ядерного арсенала. Помощники республиканских депутатов в Сенате говорят о том, что договор пройдет, если Кайл получит желаемое.

Демократы включили ассигнования на первый год 10-летней программы модернизации, приняв резолюцию о расходах в этой области. Это фактически единственная область, где расходы увеличиваются. Но они могут пригрозить отказаться от принятия следующей такой меры, решение по которой должно состояться 3 декабря, если Сенат не ратифицирует договор.

Кайл от комментариев отказался, но его помощник заявил, что он ждет дальнейших заверений и гарантий со стороны администрации.

Дэрил Кимболл (Daryl G. Kimball), возглавляющий Ассоциацию по контролю над вооружениями (Arms Control Association), сказал, что важен фактор времени, потому что после завершения год назад срока действия прежнего договора СНВ были прекращены инспекции на ядерных объектах. "Чем больше пройдет времени без проверок, тем меньше мы будем знать о стратегических силах России", - сказал он.

Конгресс может также повлиять на две другие важнейшие составляющие политики Обамы в отношении России. Президент реанимировал соглашение о сотрудничестве в гражданской ядерной области, которое заключил в свое время президент Джордж Буш. По закону у Конгресса есть 90 дней на то, чтобы отвергнуть данное соглашение – иначе оно войдет в силу.

Но часы тикают лишь тогда, когда Конгресс проводит заседания, и до истечения 90-дневного срока остается две недели. Если завершающая сессия в нынешнем составе законодателей не продлится столь долго, то Обаме придется представлять этот договор на утверждение в следующем году, то есть, заводить часы заново. Чиновники из администрации опасаются, что усилившие свои позиции скептики из числа республиканцев могут выдвинуть свои условия, выполнить которые будет трудно, а то и невозможно.

Еще одна инициатива Обамы пока не направлена в Сенат. В целях принятия России во Всемирную торговую организацию администрация хочет отменить поправку Джексона-Вэника к закону о торговле от 1974 года, которая накладывает на Москву ряд ограничений. Советники Обамы опасаются, что республиканцы могут использовать данный вопрос для затягивания дебатов о России. Тем самым ее вступление в ВТО будет отложено, а то и полностью заблокировано.

Угрозы политике перезагрузки Обамы усиливаются в момент, когда он собирается провести в следующее воскресенье встречу с Медведевым в рамках экономического саммита в Японии. На следующий после этого день откроется завершающая сессия Конгресса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.