Похоже, республиканцы в Сенате испытывают очень сильный соблазн отказаться от ратификации нового договора по СНВ во время последней сессии в старом составе. Кто-то из них просто не будет голосовать за договор. Кто-то считает, что новым избранным членам следует дать возможность высказаться, и что никакой спешки в этом деле быть не должно. Другие, такие как сенатор Джон Кил (John Kyl), ведут переговоры с администрацией по ряду вопросов, таких как модернизация американского ядерного арсенала, и пытаются выбить из нее максимум уступок. А кто-то просто хочет лишить президента победы.

Я понимаю большую часть этих аргументов (кроме последнего), но боюсь, что республиканцы упускают из виду более масштабную стратегическую картину. Новый СНВ, какими бы недостатками он ни страдал, не угрожает безопасности США. В рамках трех предыдущих соглашений по контролю вооружений (а переговоры по всем трем вели президенты-республиканцы) количество развернутого ядерного оружия было сокращено с 12000 примерно до 2000 единиц. Новым договором предусматривается сокращение ядерного оружия до 1550 единиц. С его принятием не возникнет безъядерной утопии. Не произойдет и разоружения США.

Но блокирование данного договора приведет к пагубным результатам. Владимир Путин укрепит свои позиции, администрация Обамы уйдет от ответственности в случае плохого поведения России, а республиканцы станут козлами отпущения, если российско-американские отношения  ухудшатся.

А если они ухудшатся, как я и предполагаю, то будет важно четко понять, почему это произошло.

Фактически политика «перезагрузки» нынешней администрации этим летом видимо прошла точку зенита с принятием в ООН резолюции о санкциях против Ирана. Самыми ощутимыми дивидендами перезагрузки стала эта резолюция, отказ России поставлять зенитно-ракетные комплексы С-300 в Иран, а также данное ею ранее согласие на транзит американских военных грузов через российскую территорию в Афганистан. Преимущество более теоретического плана – это укрепление позиций президента Дмитрия Медведева, который предположительно является  настроенным на модернизацию страны реформатором и якобы стремится бросить вызов самовластию Путина.

Пока все идет хорошо. Но отношения могут осложниться. Россия будет проявлять все меньше готовности к сотрудничеству по Ирану. Скорее всего, Соединенные Штаты  в ближайшие месяцы попытаются ужесточить санкции, но Москва уже просигнализировала об отсутствии заинтересованности в таком ужесточении. Она даже начала формировать международную оппозицию «односторонним» санкциям США и Европы. Решать другие проблемы безопасности, связанные с ПРО, с тактическим ядерным оружием и с продолжающейся оккупацией Грузии российскими войсками, будет сложнее, чем вопросы сокращения стратегического ядерного оружия, поскольку в таком сокращении русские нуждаются больше, чем США.

А что касается Медведева, то какими бы ни были его либеральные наклонности, при нем российское государство становится более репрессивным, а не менее. Кроме того, если Путин в 2012 году снова решит баллотироваться в президенты, администрации Обамы нечего будет предъявить в поддержку стратегии Медведева.

Все это может произойти вне зависимости от того, примут или нет новый СНВ. Честные представители администрации признают, что второй этап «перезагрузки» в любом случае будет труднее первого, и что по-настоящему трудная работа еще впереди.

Но представьте себе, что республиканцы откажутся ратифицировать договор еще до того, как начнут проявляться эти отрицательные тенденции. Каждый негативный поворот во взаимоотношениях, каждую враждебную российскую акцию, каждый удар по либеральным и демократическим силам в России будут относить на счет республиканского «саботажа» российско-американских отношений. Фактически, чиновники из администрации уже начали готовить почву для таких представлений. Недавно поющая с чужого голоса New York Times опубликовала материал под заголовком «Выборы в США могут пустить под откос отношения  с Россией». Согласно этой линии, все, что было правильно во взаимоотношениях, является результатом блистательной «перезагрузки». А все, что пошло не так – это вина республиканцев.

Подставить республиканцев, взвалить на них вину за ухудшение отношений – это выглядит весьма цинично. Но это не значит, что такая тактика не сработает. Более того, в таких утверждениях будет присутствовать зерно истины. В мире мало людей, более циничных, чем Владимир Путин. Вполне можно представить, что Путин воспользуется провалом договора СНВ внутри страны и за рубежом. Он использует этот провал для нагнетания антизападного национализма, для дальнейшего ослабления и без того слабых позиций Медведева и любого другого человека с прозападной ориентацией. Он воспользуется этим в качестве оправдания для прекращения дальнейшего сотрудничества по Ирану. Он обязательно воспользуется этим для выбивания уступок из европейцев, которые и без того лебезят перед ним. Он заявит, что американцы уничтожили трансатлантическое сближение между государствами, и что для ликвидации нанесенного ущерба Москве нужны дополнительные уступки. И этого никак не избежать: отказ от ратификации СНВ придаст новые силы Путину.

А администрация Обамы соскочит с крючка. Сейчас пришло время проверить, даст ли «перезагрузка» шанс для решения сложных проблем, таких как грузинская – а также более легких. Но отказ от ратификации нового договора СНВ даст в руки администрации все необходимые оправдания для того, чтобы поднять руки вверх.

Это слишком высокая цена, которую придется платить за срыв не очень важного соглашения. Неужели республиканцы действительно хотят посвятить в будущем году недели обсуждению этого незначительного вопроса? На повестке так много неотложных внутренних проблем, а также по-настоящему значимых внешнеполитических и военных вопросов – Иран, Афганистан, Китай, военный бюджет. И в этих условиях длительные дебаты по столь малозначительному договору будут пустой тратой времени нового состава Сената. Республиканцев не должно тревожить то, что принятие договора на последней сессии в старом составе Сената поможет Обаме в политическом плане. Наступит январь, и об этом договоре в США никто не вспомнит, а если и вспомнит, то с полным безразличием.

Это удобный для республиканцев момент, чтобы подняться над тактикой и начать мыслить стратегически. Это хороший первый шаг к власти.

Роберт Каган - старший научный сотрудник Института Брукингса (Brookings Institution), ведущий ежемесячную колонку в Washington Рost.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.