Два года назад на Обаму возлагались все надежды. Теперь же он ничего не может сделать, как надо. Его поездку на Дальний Восток сочли провальной, потому что он не смог заключить торговое соглашение с Южной Кореей или убедить Китай повысить обменный курс своей национальной валюты. Однако у этой поездки были гораздо более широкие задачи, и в этом отношении она была весьма успешной, несмотря на то, что этот визит — только начало серии внешнеполитических мер, призванных сформировать суть новой стратегии Соединенных Штатов.

Что касается негативных оценок, Обаме стоит винить только самого себя. По настойчивым рекомендациям своих политических советников, он позиционировал свою азиатскую поездку, как повод встретиться в должностными лицами. Если президента в этой поездке действительно интересовала только торговля, то можно быть совершенно уверенным, что отправился он не туда, куда надо. Только лишь первая из стран, которые он посетил, Япония, входит в шестерку крупнейших импортеров американских товаров. Обама мог быть сэкономить много топлива и поехать вместо этого в Канаду или Мексику: вместе они импортируют в двадцать раз больше американских товаров и услуг, чем Индия, и в десять раз больше, чем Южная Корея (а Индонезия не входит даже в двадцатку крупнейших импортеров).

На самом деле, Обама своим визитом в Индию, Японию, Южную Корею и Индонезию сделал первый ход в игре с новым крупным игроком на международной арене, обнаружившимся в Азии. Даже сейчас разговор о подъеме Китая ведется как бы между прочим, эта мысль высказывается как абстрактная и не очень ясная идея. Однако события последних нескольких месяцев сделали Китай важной темой для многих азиатских стран, которые теперь ждут, что же предпримут по этому поводу Соединенные Штаты.

Правильная реакция состоит вовсе не в политике сдерживания. Провести аналогии между стратегией Соединенных Штатов в отношениях с Советским Союзом и политикой Вашингтона относительно Китая совсем несложно.

Советский Союз был опасным соперником, поскольку угрожал западным странам и их союзникам, поддерживал войны и партизанские движения, финансировал врагов Запада и террористические организации — и все это с целью помешать Западу отстаивать свои интересы. Советский Союз преподносил себя миру как альтернативную модель государственного устройства. Несмотря на то, что Советский Союз обладал слабой в сравнении с Соединенными Штатами экономикой, Кремль сумел построить мощную военную машину с сотнями тысяч ядерных боеголовок в запасе.

Китай, в отличие от СССР, решил встроиться в мировую систему, которой управляет Запад, участвовать в торговле и во многом поддерживать партнерские отношения с западными странами. Экономики Китая и Соединенных Штатов тесно связаны друг с другом, и какими бы ни были разногласия между Пекином и Вашингтоном, важно рассматривать их в правильной перспективе. Разногласия между двумя странами по поводу валюты и торговли обладают гораздо меньшей остротой, чем разногласия между Японией и США в конце 80-х — начале 90-х годов и не вызовут холодной войны.

Азиатские страны не ищут возможности заключить с Соединенными Штатами военный союз против Китая, помня о событиях времен холодной войны. Для большинства этих стран Китай является крупнейшим экономическим партнером, и они принимают помощь и займы, предоставляемые им Китаем, несмотря на существование определенных политических разногласий. Что касается недовольства жесткой позицией Китая по отношению к Японии, вызванной недавним происшествием в Восточно-Китайском море, то все азиатские должностные лица, с которыми мне довелось говорить, считают, что никакого отношения к сдерживанию это не имеет. В действительности, все надеются использовать тесные отношения между Соединенными Штатами и Китаем, чтобы сделать поведение последнего более умеренным. Том Донилон, новый советник президента США по национальной безопасности, согласен с тем, что это возможно, заявив на прошлой неделе, что «регион рассчитывает на Соединенные Штаты в том, что касается Китая, надеясь на позитивное и конструктивное сотрудничество».

Соединенные Штаты решили своей стратегией сыграть на опережение. Многие инвестиционные фонды скупают акции, надеясь на повышение их цен, однако в то же время играют и на понижение, защищаясь от возможного падения рынка. Так же и США: с одной стороны им нужно поддерживать тесные и продуктивные отношения с Китаем, зарабатывая себе тем самым верного союзника в лице процветающей Азии — с другой стороны, если развитие Китая станет угрозой для экономики и дестабилизирующим фактором, Соединенным Штатом нужно иметь другого сильного азиатского союзника, например Японию, чтобы как-то уравновесить китайскую экспансию. Именно для налаживания таких связей Обама и предпринял свою поездку.

Соединенные Штаты должны придерживаться стратегии долгосрочной интеграции, то есть приложить все усилия для построения отношений с Китаем, потому что такая стратегия более предпочитительна (и менее затратна), чем начало новой затяжной холодной войны со страной, которая скорее всего скоро станет крупнейшей экономической силой в мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.