Вашингтон – Пока президент Обама призывает Сенат принять новый договор с Россией о сокращении ядерных вооружений, другой ядерный пакт с этой страной преодолел последнее препятствие на своем пути после четырех с лишним лет задержек. Прошло это почти незаметно, однако данное соглашение может иметь большие последствия.

Соглашение, открывающее двери навстречу более активному сотрудничеству в области гражданской атомной энергетики преодолело последнее препятствие в Конгрессе и теперь вступит в силу. Обама надеется, что оно станет очередным шагом на пути сближения России и Америки, что является одной из его главных внешнеполитических целей.

Соглашение о сотрудничестве в атомной энергетике снимает давние ограничения и позволяет наладить масштабную торговлю в этой области, осуществлять поставки техники и передачу технологий, а также проводить совместные российско-американские научные исследования. Оно запрещает передачу секретных данных, но устраняет существенный барьер на пути ввоза, хранения, а возможно, и переработки в России отработанного ядерного топлива с реакторов, построенных Америкой в разных точках мира.

Это соглашение стало важнейшим приоритетом для предшественника Обамы президента Джорджа Буша, который заключил его с Кремлем в мае 2008 года. Однако спустя четыре месяца он отозвал его из Конгресса в знак протеста против войны России с ее крохотной соседкой Грузией. Обама в мае этого года вновь представил договор на рассмотрение Конгресса, заявив, что Грузию «не следует больше считать препятствием», а также приведя в качестве дополнительного довода сотрудничество России с США в попытках предотвратить появление ядерного оружия у Ирана.

«Это соглашение представляет собой важный шаг вперед в американо-российском ядерном сотрудничестве в гражданской сфере, - заявил по телефону из Москвы заместитель министра энергетики Дэниел Понеман (Daniel Poneman). – Оно продвигает вперед сотрудничество в области нераспространения … и создает новые коммерческие возможности для российской и американской промышленности».

Специалист по России из Центра Карнеги за международный мир Мэтт Рожански (Matt Rojansky) заявил, что данное соглашение «потенциально гораздо важнее» для ядерной безопасности и для политики Обамы по перезагрузке отношений с Россией, чем так называемый новый договор СНВ. «Оно реализует надежды на перезагрузку, так как обеспечивает соблюдение общих основополагающих интересов, идет на пользу обеим сторонам и позволяет США с Россией вместе вести за собой остальных в вопросах ядерной безопасности», - сказал он.

По мнению критиков, Россию не следует поощрять, учитывая историю ее помощи и содействия Ирану. «Администрация Обамы поступила ничуть не лучше администрации Буша в оценке действий России в области нераспространения, - заявил исполнительный директор Образовательного центра по политике нераспространения (Nonproliferation Policy Education Center) Генри Сокольски (Henry D. Sokolski). – В результате вполне возможно, что действия Обамы по проталкиванию этого соглашения через Конгресс будут иметь негативные политические последствия».

Член Палаты представителей из Массачусетса демократ Эдвард Марки (Edward J. Markey), пытавшийся заблокировать данный пакт, заявил, что он разочарован. «Россия продолжает обучать иранских ядерных физиков, поставлять в Иран ядерные технологии двойного назначения, а также давать тайные инструкции Стражам иранской революции», - сообщил Марки через своего представителя.

Это соглашение и новый договор СНВ лежат в основе усилий Обамы по восстановлению взаимоотношений с Москвой после их резкого ухудшения из-за войны с Грузией. В ответ на действия Обамы по налаживанию контактов Россия выступила в поддержку более жестких санкций против Ирана и отказалась от поставки в эту страну зенитно-ракетных комплексов С-300. Она также разрешила перебрасывать через свою территорию в Афганистан американские войска и оружие и согласилась изучить возможности сотрудничества в области противоракетной обороны.

Скептики выражают обеспокоенность тем, что та цена, которую придется платить за новые отношения, окажется слишком высокой, если Америка будет вынуждена ослабить свою критику в адрес России по поводу ее авторитарной внутренней политики и давления на соседей. Белый дом заявляет, что эти вопросы ему небезразличны.

Для этого соглашения не требуется утверждение в законодательных органах власти, но у Конгресса было 90 рабочих дней на то, чтобы его отвергнуть. Две резолюции с осуждением были представлены, но их не утвердили. И в четверг, по истечении 90 дней, соглашение вступило в силу.

Этот договор напоминает похожие сделки, существующие у США почти с 50 странами, в том числе, с Китаем. Недавно такое соглашение было заключено с Индией. Тот факт, что Россия помогала строить атомную электростанцию в Иране, долгие годы препятствовал расширению сотрудничества; но Кремль в последнее время занял более жесткую позицию и заставил Тегеран дать согласие на возврат отработанного топлива с АЭС на хранение в Россию, чтобы его нельзя было использовать  для производства ядерного оружия.

Соединенные Штаты и Россия взаимно заинтересованы в развитии сотрудничества. Россия поставляет больше урана для атомных электростанций, чем любая другая страна мира, а Америка производит у себя менее 20% необходимого ей реакторного топлива.

По словам экспертов, новое соглашение создает возможности для отправки в Россию на хранение или переработку отработанного топлива с ядерных реакторов, построенных Америкой у себя дома, а также в Японии и Южной Корее. Однако официальные представители заявляют, что для этого потребуются дополнительные разрешения и санкции, и что ни у одной из сторон таких планов нет.

Если Россия в рамках данного соглашения построит новые ядерные хранилища, американцы и европейцы смогут предложить Ирану поставлять топливо для его исследовательского реактора в Тегеране, в результате чего у него исчезнет необходимость в обогащении собственного урана. Россия в таком случае создаст надежную систему коммерческого обмена топливом в интересах удовлетворения иранских потребностей.

Россия также проявляет интерес к расширению работ по обогащению урана в США и к сотрудничеству с такими американскими корпорациями, как General Electric и Westinghouse. Но как говорят эксперты, чтобы и американские фирмы могли заниматься бизнесом в России, Москве понадобится либо ратифицировать международные соглашения, либо принять собственные законы, которые будут защищать работающие в России американские компании в случае аварий.