«Расхожая мудрость» слишком часто означает, что умные в общем-то люди перестают думать. Можно даже четко определить, когда такая расхожая мудрость берет верх. Когда начинают многократно повторять громкие слова. Когда опровергаются очевидные истины. Когда важные способности и дарования, необходимые для серьезных размышлений, подвергаются насмешкам и издевательствам.

Ярким примером того, как эта расхожая мудрость вышла сегодня из-под контроля, является политика Обамы по «перезагрузке» отношений с Россией. Встретившись в июне в Вашингтоне с президентом Дмитрием Медведевым и пообедав с ним бургерами с жареной картошкой, президент Обама объявил об «успехе перезагрузки» российско-американских отношений. Они договорились расширять сотрудничество в области разведки и в борьбе с терроризмом, а также развивать экономические связи. Россия даже получила от Обамы неправомочную и беспрецедентную поддержку в своих усилиях по вступлению в ВТО.

В преддверии того саммита администрация уже пошла на целый ряд уступок России. Она отказалась от соглашения с Польшей о развертывании 10 ракет-перехватчиков, предназначенных для обороны от иранских ракет большой дальности. Она возобновила действие расторгнутого «соглашения 123» о сотрудничестве в гражданской атомной энергетике, отказавшись увязывать его с российской агрессией в Грузии. Она также заключила страдающий перекосами договор СНВ о сокращении ядерных вооружений.

Что же получила Америка взамен в результате  этой перезагрузки? По крайней мере, следовало ожидать, что русские умерят пыл своей антиамериканской риторики.

Но не тут то было. На прошлой неделе премьер-министр Владимир Путин поднял на смех действия Обамы против WikiLeaks, едко заметив: «И это называется демократией?» Стараясь не отстать от премьера, российский представитель в НАТО Дмитрий Рогозин обвинил Обаму в нарушениях прав человека и заявил, что в Америке отсутствует «свобода средств массовой информации».

Пустые слова, скажете вы? Что ж, российские дела тоже не идут на пользу нашим отношениям.

Да, Москва поддержала резолюцию ООН о санкциях против иранской ядерной программы … получив в виде исключения право на поставку Тегерану комплексов С-300, от которой, по ее словам, она «отказалась». Она построила в иранском Бушере атомную электростанцию, заправила ее топливом, а теперь предлагает сделать то же самое в Сирии, Бирме, Венесуэле и Турции. Она увеличила объем поставок ракет в Сирию, включая самые современные противокорабельные ракеты. Она поставила как минимум 1800 переносных зенитно-ракетных комплексов в Венесуэлу, которая пригласила иранских «специалистов» для обучения своих военных. Согласно поступившим сообщениям, весной она перебросила часть своего оперативно-тактического ядерного оружия (общее количество такого оружия в России составляет 5400 единиц) в районы, граничащие с территорией стран-членов НАТО и их союзников. Она развивает дипломатические отношения с организацией ХАМАС, которую Соединенные Штаты  пока еще не исключили из своего списка террористических группировок.

Да и к чему России поступать иначе? На ее взгляд, она просто преследует свои интересы. Но русских, должно быть, озадачило то рвение, с которым администрация Обамы стремится угодить им, не требуя многого взамен.

Наиболее карикатурно во всей этой политике перезагрузки выглядит новый СНВ. В целях решения несуществующей проблемы этот договор ограничивает как наши силы ядерного сдерживания, так и наши возможности по защите от иранских и северокорейских ракет.

Российский ядерный арсенал будет сокращаться – как с новым СНВ, так и без него. А договор обязывает нас поддерживать ядерный паритет с Россией. Зачем нам так поступать, если подлинная проблема это усиливающийся Китай и многочисленные деструктивные страны-изгои, такие как Северная Корея и Иран?

Это не только озадачивает. В этом полностью отсутствует стратегический смысл. Чем больше мы будем сокращать свои ядерные силы, чтобы угодить России, тем большую значимость будут приобретать ядерные силы Китая.

Почему мы вообще обсуждаем наши силы ядерного сдерживания, используя их в качестве козырных карт на переговорах? Одно дело осыпать русских похвалами, но зачем сокращать наше ядерное оружие лишь для того, чтобы подать дипломатический сигнал? Или еще хуже, чтобы одержать политическую победу и навести глянец на президентском наследии. Наше ядерное оружие существует для того, чтобы обеспечивать нашу национальную безопасность, а не для того, чтобы сокращать его ради успокоения России с ее безграничной паранойей по поводу собственной  безопасности.

Перезагрузка и ее слабый младший брат СНВ – это безнадежный откат в прошлое, к холодной войне. Будущее американской безопасности не в том, чтобы поддерживать равновесие с Россией, а в том, чтобы готовить наши ядерные и противоракетные силы к сдерживанию ракетно-ядерного нападения в современном мире, где уже у многих стран есть такое оружие. А новый СНВ лишь привязывает нашу безопасность к стране, чья цель заключается в поддержании ядерного паритета с США.

Задумайтесь вот о чем: мы ограничиваем собственные возможности по защите своей страны в будущем только ради того, чтобы Россия могла ощутить себя мировой державой! Вообще-то, если бы в результате  таких уступок Россия шла на расширение сотрудничества с нами, это было бы оправданно (хотя данный аргумент слабоват). Но она на сотрудничество не идет!

Поймите правильно: ни перезагрузка, ни новый СНВ не отвечают интересам США. То, что новый СНВ претендует на решение несуществующей проблемы, вовсе не означает, что это безвредный договор, и что его надо ратифицировать. СНВ, как и перезагрузка, придает России смелости, давая ей возможность действовать более напористо и агрессивно. В результате возникает реальная проблема, которой могло не быть, не попадись мы на удочку пустых обещаний российской дружбы.

Россия нам не друг. Точно так же, она нам не стратегический партнер. Это просто увядающая ядерная держава, хватающаяся за единственную соломинку, которая, на ее взгляд, придает ей значимость в нашем мире – за ядерный паритет с последней сверхдержавой на планете – Соединенными Штатами.

И мы в этом торге жертвует собственной безопасностью. Редко раздувался столь громкий шум из ничего. Редко мы получали столь мало, отдав столь многое. В таком мышлении мало мудрости – расхожей или какой-то еще.

Бывший помощник госсекретаря США Ким Холмс является вице-президентом фонда Heritage Foundation.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.