Барбара Шихман: Что Вы думаете по поводу публикаций на сайте Wikileaks?

Ноамом Чомски: Они вызвали ряд скандалов, но можно быть уверенными в том, что о них не будут писать и обсуждать. Главный из них – это полное пренебрежение к нормам демократии со стороны дипломатических работников, Госдепартамента. Журналисты обо всем этом сообщили, а международное интеллектуальное сообщество, похоже, этого даже не заметило. Наибольшее впечатление производят рассекреченные данные, касающиеся арабских государств и Ирана, которые, как утверждает Хиллари Клинтон и многие другие, показывают, что арабский мир разделяет озабоченность США в связи с иранской угрозой и даже хочет, чтобы мы нанесли удар по этой стране.

- О чем Вы думаете, когда читаете рассекреченные данные?

- Тут всего две проблемы. Одна не столь большая. В служебных записках дипломаты сообщают о том, что их финансовые хозяева в Вашингтоне хотели бы услышать. Основополагающую мысль по этому поводу высказал Крэйг Мюррэй (Craig Murray), бывший британский посол в Узбекистан, который мужественно проинформировал о бесчинствах, происходящих в этой стране. Но Министерство иностранных дел не пожелало к нему прислушаться, и в результате он был уволен с дипломатической службы. Он заявил тогда: «Разумеется, опубликованные документы отражают точку зрения США, это официальные сообщения правительства США. Они иллюстрируют то, что мне довелось наблюдать лично, а именно, что дипломаты как профессиональная категория очень редко говорят малоприятную правду политикам. Они рассказывают и приводят доводы в пользу того, что их  хозяева хотели бы услышать, надеясь получить повышение по службе». То есть, получается, что мы не знаем, что думают лидеры арабских стран по поводу утечек конфиденциальной информации.

- А в чем заключается вторая проблема?


- Самая значительная проблема, если говорить в общих чертах, заключается в том, что для дипломатов, Госдепартамента и обозревателей арабский мир сводится исключительно к находящимся у власти диктаторам. Таким образом, они показывает свою полную незаинтересованность по отношению к арабскому миру, где знают всего лишь нескольких человек. Тех самых, которые участвовали в опросе, результаты которого были опубликованы авторитетным Брукингским институтом.

- И что же выявили результаты опроса?

- Если коротко, то арабы действительно ощущают иранскую угрозу: 10% населения. 88% считают самой большой угрозой Израиль, а 77% - США. Неприятие политики США столь сильно, что 57% связывают улучшение обстановки в регионе с разработкой Ираном ядерного оружия. Для тех, кто столь пренебрежительно относятся к демократии, что даже этого не ощущают, эти данные не имеют особого значения. Если диктаторы нас поддерживают, то какое нам, собственно говоря, дело? Излишне говорить, что аргентинцам эта позиция хороша знакома по событиям недалекого прошлого.

- Какие еще моменты привлекли Ваше внимание?

- Был еще целый ряд существенных заявлений. Посольство США в Тель-Авиве либо не имеет ни малейшего представления о том, что происходит между Израилем и Палестиной, либо наоборот преднамеренно искажает в своих докладных записках в Вашингтон сведения о нападении Израиля на сектор Газа в декабре 2008 - январе 2009 года.

В рапорте из посольства США в Тегусигальпе содержится анализ военного переворота в Гондурасе. Составители аналитической записки, сотрудники посольства, делают вывод о том, что переворот носил противозаконный и антиконституционный характер. Однако эти выводы не нашли какого бы то ни было отклика в Вашингтоне, когда Обама, после некоторых колебаний, отмежевался от большинства стран Европы и Латинской Америки, признав результаты выборов, состоявшихся в условиях военной диктатуры. И кое-что еще. Но, как я считаю, прежде всего бросается в глаза имперское отношение к демократии и правам человека.

- Что Вы думаете по поводу аризонского закона об иммиграции?

- Этот закон, разумеется, вызывает отвращение. В соответствии с его положениями, в отношении огромной части населения могут быть произвольно проведены следственные мероприятия всего лишь за то, что кто-то считает его недостаточно белым. Это имеет мало отношения к более общим вопросам в связи с «незаконной иммиграцией» и в данном случае вызывает к себе особенно острое внимание.

- В  каком смысле острое внимание?

-Дело в том, что речь идет о людях, иммигрирующих в районы, которые были отобраны у Мексики в ходе агрессивной войны. Участвовавший в этой войне президент США Улисс Грант (Ulysses S. Grant) описывает ее как «одну из самых несправедливых, которые когда-либо вело более сильное государство против более слабого».

- Что бы Вы сказали по поводу реакции общества на этот закон?

- К сожалению, большая часть населения США его поддерживает. Это одно из проявлений неприязни по отношению к иммигрантам, которая набирает силу. Эти настроения возникли более ста лет назад, когда иммигранты стали пытаться интегрироваться в это иммигрантское общество. И неприязнь повторяется с каждой новой волной иммиграции. Особенно радикальные настроения проявляются сейчас. Это своего рода реакция на экономические трудности, в той же степени бессмысленная, в какой и отвратительная, но при этом понятная. Явление расизма уходит своими корнями в прошлое. Бенджамин Франклин (Benjamin Franklin), возможно, наиболее цивилизованный из «отцов основателей», например, размышлял о том, должны ли немцы и шведы получать разрешение на въезд в страну, ввиду того, что они недостаточно белые. Даже после того, как страна вступила в XX век, Джефферсон (Jefferson), равно как и многие другие государственные деятели, убаюкивал себя рассказами о своем англосаксонском происхождении и необходимости сохранения чистоты этой абсолютно выдуманной расы.

- Как решает вопрос Администрация Барака Обамы?

- До настоящего момента, правительство Обамы формально выступает против этого  закона, считая его антиконституционным.

- Вы считаете, что данный закон является новым способом разделить людей на «своих» и «чужих»?

- В определенном смысле да. Но это далеко не худший случай. Достаточно бросить взгляд в прошлое, на Закон, запрещавший иммиграцию из восточных стран (Oriental Exclusion Acts). Или вспомним 30-е и 40-е годы прошлого века. США отправили обратно евреев, бежавших из Европы до начала войны, и запретили иммиграцию. После войны выжившие находились в условиях, подобных тем, что были в концлагерях, сообщали советники Гарри Трумэну (Harry Truman). Их не пускали в США. Потребовав, чтобы Великобритания разрешила въезд в Палестину ста тысячам человек, Трумэн стал считать себя величайшим гуманистом. Официальные власти до сих пор не признают позор тех лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.