Джим Гиффен (Jim Giffen), нефтяной консультант и владелец торгового банка, в последние годы холодной войны занимался организацией финансовых и торговых сделок между США и Советским Союзом, выполняя роль секретного канала связи между их правительствами. 
 
Позднее он работал посредником между Казахстаном с его обширными запасами нефти и энергетическими компаниями, включая корпорацию Chevron Corp. и бывшую корпорацию Mobil Oil Corp., участвуя в переговорах по оплате права на ведение геологоразведочных работ. И в связи с этим ему было предъявлено обвинение.

В 2003 году прокуратура США обвинила его в даче руководителям этой бывшей  советской республики взяток на общую сумму в 78 миллионов долларов. И вот через семь лет, избегнув грозившего ему тюремного заключения за отмывание денег и взяточничество, он не получил никакого наказания, признав себя виновным в незначительном преступлении, связанном с уплатой налогов, не представляющим общественной опасности. Вместо наложения взыскания, федеральный судья, занимавшийся его делом, 19 ноября поблагодарил его за «службу» на благо Америки во время холодной войны и непосредственно после нее.

«Прислушайтесь к словам судьи, - заявил через две недели Гиффен в интервью из своего городского офиса в Манхэттене. – Он, черт возьми, знает, что говорит».  Владелец торгового банка Mercator Corp. и бывший советник президента Казахстана заявил, что объявленное судьей решение стало его реабилитацией.

Арест Гиффена в 2003 году пришелся на начало волны судебных преследований в соответствии с «Законом о коррупционной деятельности за рубежом», предпринятых Министерством юстиции. «Весьма необычные» комментарии окружного судьи Уильяма Поули (William Pauley) ознаменовали «неудобное» для работников прокуратуры заключение дела, возбужденного в рамках Закона о коррупции за рубежом (FCPA), заявил Майкл Келер (Michael Koehler), профессор права из Батлеровского университета (Butler University) в Индианаполисе.

Похвала судьи

«Нечасто случается, что судья при вынесении приговора заявляет, что в данном деле не было оснований для возбуждения иска», - заявил Келер, пишущий в блоге FCPA (Закона о коррупции за рубежом) под ником «Professor».

Гиффен был арестован за дачу взяток президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву и другому руководителю правительства от имени американских нефтяных компаний. На тот момент случай был самым серьезным за все 33 года действия этого антикоррупционного закона.

Гиффен отрицал свое преступление и заявил, что некоторые действия, до сих пор имеющие гриф секретности, он выполнял по просьбе правительства США. Разбирательство затянулось на годы, поскольку прокуратура отказалась представить документы, которые, по мнению Гиффена, могли бы полностью его реабилитировать.

В прошлом месяце в Манхэттенском федеральном суде Гиффену был вынесен приговор; он был признан виновным в незначительном правонарушении, связанно с сокрытием своего счета в зарубежном банке в налоговой декларации за 1996 год. Судья Поули в приговоре назначил ему срок, который он уже отбыл к тому времени в тюремном заключении – одну ночь, проведенную за решеткой сразу же после ареста, - похвалив его за активное отстаивание «стратегических интересов» США.

«Секретный канал связи»

Поули заявил, что Гиффен служил «секретным каналом связи» с Советским Союзом и его лидерами во время холодной войны», а позднее стал «настоящим советником президента Казахстана», - продолжая при этом отстаивать интересы США.

«Как Гиффену вернуть свое доброе имя? – воскликнул судья во время слушания дела. – Это заседание суда начнется с того, что выразит признательность за его службу».

Невзирая на оправдания Гиффена, его банк признал нарушение Закона о коррупции за рубежом, в форме передачи казахскому чиновнику двух снегоходов на общую сумму в 16 тысяч долларов. Судья Поули наложил на Mercator, персонал которого насчитывает 10 человек, штраф в 32 тысячи долларов.

Сегодня Гиффен заявил, что он с грустью, хотя и без горечи, отнесся к этому судебному обвинению, грозившему ему двадцатилетним тюремным заключением, и вынудившему его покончить со своей работой по консультированию казахов, американцев и советских руководителей, которой он занимался в течение трех десятков лет.

«Был ли я разочарован, когда все это прекратилось? Да, - заявил седовласый Гиффен из своего манхэттенского офиса на двадцатом этаже. На стене висят фотографии более молодого, более грузного, более темноволосого Гиффена с президентом США Рональдом Рейганом и с советским президентом Михаилом Горбачевым. - Стал бы я снова этим заниматься? Безусловно. Мы делали очень важное дело».

Семьдесят обвиняемых

По данным юридической компании Shearman & Sterling LLP, после ареста Гиффина в 2003 году в США были выдвинуты обвинения против более семидесяти человек в рамках Закона о коррупции за рубежом, по большей части в последние три года. Почти во всех случаях, где дело дошло до судебного процесса, прокуратура одержала победу. Самый большой срок на сегодня получил бизнесмен Чарльз Джумет (Charles Jumet), осужденный на семь лет за соучастие в незаконных выплатах чиновникам панамского правительства при заключении контрактов.

Гиффин – редкий случай, когда истцу, обвиняемому в нарушении Закону коррупции за рубежом, удалось защитить себя.

К тому времени, когда ему было предъявлено обвинение, уроженец Калифорнии превратился во влиятельного человека в Казахстане, девятой по величине стране мира, с «огромными запасами полезных ископаемых», как указано на веб-сайте ЦРУ США. В Индексе восприятия коррупции базирующейся в Берлине международной организации Transparency International республика занимает 105 место из 178.

Ранние сделки между США и СССР


Арест Гиффина положил конец его карьере, начавшейся в 1969 году, когда он организовал заключение несколько ранних сделок между США и СССР. Разбогател он, когда центром его интересов стал Казахстан, как заявил на суде Поули.

К 1995 году, через четыре года после образования на обломках Советского Союза независимого Казахстана, Гиффен был назначен консультантом по нефтяной промышленности этой страны и советником Назарбаева – «Босса», как называл его Гиффен. Он помогал казахским руководителям вести переговоры по сделкам со многими компаниями, в том числе, компаниями Chevron и Mobil Oil, для получения доступа к месторождениям Тенгиз, Кашаган и Карачаганак, одним из крупнейших в мире.  В 1999 году Exxon приобрел Mobil, образовав корпорацию Exxon Mobil Corp.

Гиффену было предъявлено обвинение в отмывании денег и взяточничестве, прокуратура обвинила его в даче взяток и в том, что он служил посредником между Казахстаном и нефтяными компаниями в нарушении Закона о коррупции за рубежом. США в 2004 году уличили Назарбаева во взяточничестве, однако Казахстан отрицал эти факты. Ни ему, ни нефтяным компаниям обвинения не были предъявлены.

Член правления за решеткой

Бывший член правления компании Mobil Дж. Брайан Уильямс (J. Bryan Williams), в 2003 году оказался за решеткой, после того, как признался в неуплате налогов за платеж на сумму семь миллионов долларов, включающий, по словам прокуратуры, компенсационную взятку за помощь компании в покупке доли в нефтяном месторождении Казахстана.

Гиффен заявил, что он может «только предположить», почему США начали то, что он назвал «избирательным» судебным преследованием. Он заявил, что считает, что США присоединились к швейцарскому расследованию казахских секретных банковских счетов только после того, как Назарбаев в апреле 2000 года упрекнул тогдашнего госсекретаря США Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright) за ее критику Казахстана за продажу боевых истребителей Северной Корее.

Ранее США игнорировали расследование, заявил Гиффен, считая, что это внутренние казахские междоусобные распри между Назарбаевым и критиками его авторитарного правительства.

Следователи обнаружили миллионы долларов на счетах в швейцарских банках, принадлежащих казахским лидерам, которые прокуратура позднее охарактеризовала как откупные, проходящие через Mercator. Впоследствии США блокировали доступ из Казахстана к этим средствам.

«Вы должны задать вопрос: в чьих интересах в первую очередь было это расследование?» сказал Гиффен.

Манхэттенский прокурор

Эллен Дэйвис (Ellen Davis), представительница прокурора Манхэттена Прита Бхарары (Preet Bharara), чья контора возбудила это дело, давать комментарии отказалась.

Стив Ливайн (Steve LeVine), автор вышедшей в 2005 году книги «Нефть и Слава» (The Oil and the Glory), повествующей о нефтяной политике в Центральной Азии, заявил, что это американское судебное дело началось с расследования в Бельгии, которое затем перекинулось на Швейцарию, когда было раскрыто существование секретных банковских счетов. Ливайн заявил, что адвокаты Гиффена так и не ответили на основные обвинения, например, почему Гиффен использовал столь сложные  и запутанные транзакции, чтобы переводить деньги на швейцарские счета.

«В суде, во всяком случае, они факты по этому делу не обсуждали», - заявил Ливайн.

Адвокат Гиффена, Уильям Шварц (William Schwartz), заявил, что ему удалось доказать на заседаниях суда, что счета были законными. В соответствии с судебными документами, представленными защитой, Назарбаев пожелал, чтобы некоторая часть выплат нефтяных компаний была удержана от поступления расточительному, по его мнению, парламенту и использована для расходов на проведение реформ в Казахстане.

Сохранение секретности

Для сохранения секретности Назарбаев согласился с предложением швейцарских банкиров, чтобы определенный процент дохода направлялся на счета, принадлежащие иностранным компаниям, типа Mercator, но контролируемые казахскими официальными лицами.  Как явствует из документов, компания Mercator, в свою очередь, совершала приобретения по указанию официальных лиц Казахстана.

«Не было никаких взяток», - утверждает Шварц из Cooley LLP в Нью-Йорке. Это мнение поддержал Гиффен, заявив, что он «официально работал агентом и куратором казахских правительственных счетов».

Кроме того, Гиффен использовал так называемую защиту органа государственной власти, утверждая, что службы безопасности знали, чем он занимался, и закрывали на это глаза, чтобы Гиффен мог добывать информацию у казахских руководителей, которую он передавал в США.

Шварц заявил, что судья запретил Гиффену говорить открыто о секретах, которые он передавал в США. В судебных документах указано, что Шварц  заявил, что, завязывая во время и после холодной войны экономические связи с советскими и казахскими руководителями, Гиффен являлся для спецслужб источником необходимой информации и контактов.

«Высокий уровень коррупции»

По данным судебных материалов, одна информация поступила в июне 1996 года, когда Гиффен сообщил о «высоком уровне коррупции в нефтяной промышленности»; другая касалась счетов в швейцарских банках. В резюме другого документа говорилось о том, что официальные лица США считают Гиффена «проблематичным» и ненадежным источником.

«За все тридцать лет мне ни один человек из правительства США не сказал, что я делаю что-то неправильно, - заявил Гиффен. – Ни разу».

Многочисленные заседания суда по его делу проходили при закрытых дверях, поскольку прокуратура утверждала, что Гиффен сам не имел права видеть секретные документы. После того, как Нью-Йоркский апелляционный суд в 2006 году позволил адвокатам Гиффена обратиться к материалам, раскрывающим роль, которую их подзащитный играл в Центральной Азии, сотрудники прокуратуры пожаловались, что им спецслужбы не представили запрошенные документы.

Шварц заявил, что он не знает содержания некоторых докладов, в конечном счете, попавших к судье Поули.

«Доступ к ним получил один человек, - говорит Шварц. – Их видел судья, и он выразил свое отношение к ним».

Постоянное консультирование


Гиффен заявил, что последние семь с половиной лет постоянно консультировался со своими юристами, продолжая время от времени составлять проекты отчетов для казахского правительства, которое не полностью порвало отношения с ним. Гиффен сократил численность персонала Mercator, когда возросли его расходы на юридические услуги.

«Они полностью поддерживали меня примерно до 2004 - 2005 года», - говорит Гиффен о правительстве Казахстана. Затем казахские официальные лица предприняли попытку вернуть средства, замороженные в Швейцарии; самое большее, чего они добились, была достигнутая в 2007 году договоренность об использовании денег на благотворительные цели, заявил он.

Сотрудник казахского посольства в Вашингтоне, Меруйерт Саудабай, не ответил на звонок, в котором его просили прокомментировать эти факты.

Офис Гиффена до сих пор украшают фотографии Назарбаева и флаги США и Казахстана. Он уверяет, что хотел бы вернуться в эту страну, чтобы помогать ей развивать промышленность и инфраструктуру. Если бы он оставался там, считает Гиффен, он бы проследил за эффективностью осуществления проектов, которые сейчас погрязли в бюрократическом болоте.

Он вспомнил о Кашагане, пятом в мире по величине месторождении, разработка которого, после многолетних проволочек, должна начаться в 2012 году, в связи с тем, что расходы выросли с первоначальных 30 миллиардов долларов до 100 миллиардов.

«Я собираюсь вернуться и поговорить там с людьми, - заявил Гиффен . – Есть ли у них проблемы? Да, есть. Заинтересованы ли они в том, чтобы решить эти проблемы? Да, кровно заинтересованы».