Без договора о разоружении Обама не счел бы себя состоявшимся как президент. По крайней мере, с 1920-х годов, когда был заключен пакт Бриана — Келлога и война была объявлена вне закона, в определенных кругах считалось глубоко верным, что всех разумных людей мира можно убедить в неразумности вооружений, и тогда они подпишут документы, отменяющие их.

И вот, в этом году, президент Обама побывал в Праге, где подписал новый договор СНВ с нашими партнерами по спаррингу в дисциплине «разоружение» — с русскими. Согласно договору, требуется сократить количество средств доставки ракет и урезать арсенал ядерных боеголовок. И теперь адепты концепции разоружения наставляют нас: Сенат просто обязан не глядя одобрить — простите, оговорка: ратифицировать достигнутое президентом.

Вчера должен был пройти секретный брифинг для сенатских консультантов, на котором предполагалось разобраться с вопросами, тревожащими пребывающих в неуверенности сенаторов-республиканцев. Отвечая на заявленную лидером фракции меньшинства Митчем Макконнелом (Mitch McConnell) в воскресенье жалобу, что Сенат вынуждают рассмотреть ратификацию до истечения срока полномочий уходящего депутатского состава, тогда как предусмотренные договором процедуры проверки вызывают у него сомнения, представитель администрации ответил, что сенатору, без сомнений, должно было хватить времени, чтобы сформировать свое мнение о договоре. На сегодняшний день назначено голосование о прекращении прений.

Итак, вот как теперь осуществляется разоружение: благородно зачатый в центре политических дебатов США, новый СНВ проскользнет сквозь Сенат в качестве очередного этажа многоэтажного бутерброда, приготовленного Харри Ридом (Harry Reid) для уходящего депутатского состава: сначала принцип «не спрашивай, не говори», потом закон о развитии и предоставлении помощи и образования несовершеннолетним иностранцам, потом продлеваемая резолюция о финансировании государственных ведомств, потом законопроект о безопасности пищевых продуктов, ну и, чего там, договор о разоружении заодно.

Хорошо одно: новый СНВ мог быть еще хуже. До того, как его начали рассматривать в Сенате, сенатор от штата Аризона Джон Кайл добился от администрации Обамы полезных обязательств и разъяснений касательно противоракетной обороны и модернизации ядерных боеголовок. Сенатор Кайл дает доброе имя идее о том, как нам надо вести переговоры с самими нами. Без этих обязательств поддержка нового СНВ была бы немыслимой.

Сенатор Кайл добился от Обамы убедительных гарантий проведения модернизации боеголовок — тех самых, которых он же еще раньше добился от администрации Буша. В ноябре Белый дом пообещал выделить на модернизацию боеголовок 4,1 миллиарда долларов, и Пентагон горячо поддержал такую постановку цели.

Как всегда, с противоракетной обороной вышло сложнее. С тех пор, как покойный Тед Кеннеди (Ted Kennedy) окрестил предложенную Рейганом ПРО «Звездными войнами», среди либералов стало считаться непреложной истиной, что защищаться от летящих на тебя ядерных ракет — это провокация и ошибка. Так что не приходится удивляться, что Обама, будучи кандидатом в президенты, объявил борьбу против ПРО и начинал с того, что предлагал сократить бюджет этой программы.

Теперь он скорректировал курс и поддерживает ПРО. В субботу Обама передал в Сенат послание, в котором обязался реализовать подробно изложенный четырехступенчатый план противоракетной обороны для Европы и США. Перед этим имели место разногласия по поводу преамбулы к договору, не имеющей юридической силы, но тем не менее неудобным образом вновь привязывающей ядерные вооружения к противоракетной обороне. Госдепартамент активно пытался минимизировать опасность разрыва нового СНВ Россией в случае, если она решит, что наши системы обороны угрожают действенности ее ядерного потенциала. Теперь Обама говорит, что «предпримет все возможные действия, чтобы поддержать» развертываемые системы ПРО.

По крайней мере — до следующего (и неизбежного) раунда переговоров о разоружении. В ответ на критические замечания, что новый СНВ никак не решают проблему страха европейцев перед тактическими (то есть обладающими малой дальностью действия) ядерными ракетами русских, из администрации ответили, что договор касается только стратегических арсеналов оружия, то есть оружия высокой дальности. Конечно; а когда начнутся переговоры о тактических вооружениях, будьте уверены, русские опять начнут требовать от американцев умерить масштабы своих систем ПРО. Плавали, знаем.

Пожалуй, это хорошо и даже полезно, что такой в целом никому не нужный конструкт, как этот новый СНВ, станет своеобразным постскриптумом к истории холодной войны. Ведь теперь мы наконец встанем перед лицом реальности — мира, где перед нами не Михаил Горбачев, а Махмуд Ахмадинежад, а также тот из северокорейцев, кто играется с ядерным чемоданчиком на этой неделе.

Именно идеология разоружения и даже наследие пакта Бриана — Келлога стояло за такими вещами, как, например, рамки договоренности 1994 года с Северной Кореей, безнаказанно ею нарушенные, или провальнейшие многосторонние «переговоры» с Ираном — страной, у которой имеется никому точно не известное количество центрифуг для обогащения урана. А египтяне, саудиты и турки навряд ли будут сильно отставать от иранцев.

Мы живем в опасном мире, и нам нужны новые, крепкие стратегии режима нераспространения ядерных вооружений, а не такие нелепости, как новый СНВ. Конечно, для этого понадобится, чтобы в Вашингтон пришло новое поколение политиков.