Российский журналист взялся рассказывать пресс-секретарю Белого дома о том, что собой представляет свобода самовыражения по-американски. Конечно, это неприятно, оскорбительно и просто смешно, но все же заставляет задуматься.

Итак, в четверг журналист государственного информационного агентства ИТАР-ТАСС Андрей Ситов задал Роберту Гиббсу (Robert Gibbs) острый вопрос, касающийся инцидента с убийствами в штате Аризона. Слов нет, как это выглядело, но в воздухе отчетливо запахло холодной войной.

По словам Ситова, убийства были естественным следствием представления американцев о праве на свободу самовыражения, в данном случае — на «свободу сумасшедшего отвечать насилием».

Перед тем, как начать свои поучения, Ситов принес беглые соболезнования жертвам и их семьям — и только потом пошел в бой. Со стороны, по его словам, видно, что трагедия, произошедшая в Аризоне, «не такая уж необъяснимая».

«Это же обратная сторона свободы. Раз вы не хотите ограничений, не хотите, чтобы правительство могло больше влиять на людей…»

Нашелся храбрец! Какая ирония — слушать разглагольствования об американских свободах от человека, который в тех же обстоятельствах у себя на родине еще неизвестно, остался ли бы жив. Это было еще и катастрофически неуместно: всего в паре часовых поясов безутешные родственники и друзья опускали в землю гроб девятилетней Кристины Тейлор Грин (Christina Taylor Green), погибшей при стрельбе в Тусоне.

Гиббс с достоинством вышел из затруднительной ситуации. Он напомнил Ситову, что погибли люди, что жизнь некоторых людей навсегда изменилась и что действия человека, обвиняемого в том, что он открыл огонь по мирным гражданам, включая члена конгресса Габриель Гиффордс (Gabrielle Giffords), не имеют ничего общего с американскими ценностями.

«Идет расследование, и оно будет продолжаться. … Мне кажется, как вчера и сказал президент, мы никогда точно не узнаем, зачем или почему он так поступил. Президент говорил, что мы никогда не поймем, как в помутненном рассудке таких людей, жестоких людей, рождаются побуждения к таким действиям. Даже думать не хочу, вследствие чего нечто подобное может быть возможным, — ответил журналисту Гиббс. — Ни в ценностях нашей страны, ни во множестве ее законов не найдется ничего, что позволит хоть кому-нибудь оспаривать или умалять те самые свободы, о которых вы заговорили, то есть совершить то, что сделал тогда этот человек. Это не по-американски».

Наверное, это был звездный час Гиббса, а заодно и столь нужное декларирование свобод, которые мы действительно считаем уже доказанными.

Возможно, российский журналист в некотором роде игрался с Гиббсом, проверяя, где же закончится его свобода слова, свобода, которую не потерпят в его родной стране, в которой калечат и убивают журналистов и блогеров, отважившихся открыть рот.

Например, в ноябре получил переломы ног, повреждения черепа и переломы пальцев (как минимум один почти оторвали) корреспондент ежедневной газеты «Коммерсант» и выдающийся блогер Олег Кашин — за то, что написал нечто «оскорбительное». Незадолго до инцидента он писал об уничтожении Химкинского леса для прокладки трассы Москва — Санкт-Петербург, расследовал деятельность экстремистских организаций и критиковал губернатора одной области.

Весной 2008 года его судьбу разделил еще один российский журналист. Михаил Бекетов, пытавшийся разоблачить коррупционную подоплеку строительства той же дороги, был избит и брошен без сознания истекать кровью перед дверью собственного дома. Как и в случае Кашина, за этим последовала кома. И, как и в случае с Кашиным, его пальцы были искалечены. Три из них пришлось ампутировать, как и ногу. Намек предельно ясен: больше не пиши.

Даже несмотря на то, что президент Дмитрий Медведев пообещал наказать тех, кто напал на Кашина, история подсказывает, что этого все равно не случится. Количество нападений на журналистов в России все увеличивается, а преступники, как сообщает нам радио «Свободная Европа» все реже предстают перед законом. Московский Карнеги-центр сообщает: за последние 10-15 лет было совершено более двухсот нападений на журналистов и активистов, и только паре расследований был дан ход до положительного результата.

Несомненно, Андрей Ситов хорошо помнит обо всех этих мертвых и впавших в кому журналистах. Таким образом, вполне возможно, что он нашел некое извращенное удовольствие в том, чтобы беспрепятственно ругать свободу, которой он наслаждается в стране, где, конечно же, чувствует себя в безопасности. Надеемся, что он все понял правильно: в этой стране свобода сумасшедшего отвечать насилием закончится на скамье подсудимых; а тех, кто говорит о разложении в обществе, государство защищает, даже когда они его критикуют.

Благодаря ценностям, который Ситов же и критиковал, он может высказываться без последствий и угроз расправы. Мы желаем ему всяческой удачи по возвращению в Россию — пусть он расскажет там, что поведение сумасшедшего никогда не вменялось в вину свободе, и что большинство американцев отлично видят эту разницу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.