«Включи телевизор. Не волнуйся, все в порядке. Это не конец света, просто что-то только что произошло в России».

Родившаяся на Украине, а ныне живущая в Нью-Йорке организатор фестивалей, кинопрокатчик и продюсер Алла Верлоцкая вспомнила недавно, как услышала эти слова по телефону ранним августовским утром в 1991 году. В то время Верлоцкая спала на диване в доме у друзей в Верхнем Вест-Сайде, будучи приглашенной в США на ежегодные мероприятия в рамках проекта независимого кино. Звонил хозяин дома, рано ушедший на работу.

«Я включила телевизор и впечатление было такое – «Что!?»» - рассказала недавно 46-летняя Верлоцкая. Как и весь остальной мир, она увидела телевизионные новости и кадры августовского путча, возвестившего начало конца Советского Союза. В отличие от большинства людей, которые быстро все поняли, она чувствовала себя выброшенной на берег рыбой.

«Все замерло, - говорит она. – [Советское] посольство не отвечало, телефонные звонки никто не принимал, и я глаза просто выплакала! Несколько дней не было никакой связи. Линию просто как отрезали. А у меня там была целая жизнь – работа, любимый, родители».

Но когда шок прошел, Верлоцкая проанализировала ситуацию и вернулась к работе. «Я думала так: я здесь, поэтому здесь и для меня должно быть что-то. Это же страна больших возможностей».

С того рокового звонка прошло 20 лет. Верлоцкая с тех пор живет в Нью-Йорке, с 2010 года является гражданкой США и возглавляет уникальную манхэттенскую кинокомпанию Seagull Films, которая координирует деятельность разрастающегося международного консорциума организаторов кинофестивалей, выставок и кинопоказов классического советского кино, и современных кинематографистов со всего бывшего Советского Союза.

Компания была создана в 1999 году на базе сохраняющихся до сих пор связей с Кинематографическим обществом Центра Линкольна и Театром Уолтера Рида. «Алла это наш главный человек во всем российско-советском с момента основания киноцентра Уолтера Рида», - говорит директор программ Кинематографического общества Ричард Пенья (Richard Pena).

В пятницу этот киноцентр начинает показ фильмов под названием «Дикий Восток: лучшие советские боевики». Это серия из восьми тщательно отобранных картин, являющихся двоюродными сестрами программы голливудских вестернов, которую подготовила и распространила через агентства Seagull Films Верлоцкая.

Театр Уолтера Рида и прежде проводил тематические ретроспективы, посвященные российской научной фантастике, советским мюзиклам и ориентированному на молодежь экспериментальному кино советской киноиндустрии времен хрущевской оттепели. «Дикий Восток», по словам Верлоцкой, это детальное представление часто не признаваемой эстетической «дискуссии», которая шла между Голливудом и советским кинематографом посредством общего языка кино.

«Если задуматься, то понимаешь, что это два торговца мечтами, представляющие две диаметрально противоположные идеологии, - говорит она. – Они не могли не заимствовать что-то друг у друга. И это меня поражает».

Хотя в «Диком Востоке» есть «истерны», снятые даже в 1936 году, основу ретроспективы составляют картины периода после 1969 года, в которых действие происходит в пустынях Средней Азии во времена большевистской революции. «Эти фильмы стали очень прямым и непосредственным ответом Серджио Леоне, - заявляет Верлоцкая. – Леоне привозил несколько  своих фильмов на Московский кинофестиваль в 1969 году». В то время советские режиссеры искали новые способы соединения истории с мифом в такой манере, которая бы привлекла зрителей и одновременно отвечала идеологическим требованиям руководителей киноиндустрии.

«У нас уже были все эти утонченные и искушенные в своем деле режиссеры, - говорит Верлоцкая. – Им надо было сделать нечто развлекательное, но не про рабочих и крестьян. [Советский] народ был весьма умен и проницателен». Суровый нравственный закон и мрачный ландшафт Запада в картинах Леоне воодушевил новаторов советского киноискусства на создание похожих историй в ином обрамлении. «Они смогли представить этот жанр в другом свете».

То, что некоторые фильмы «Дикого Востока» представлены в новеньких лазерных копиях, это заслуга изобретательной Верлоцкой и ее компании.

«Вывезти некоторые копии из страны, сделать новые копии, пройти через весь этот запутанный лабиринт бюрократии в стране и в Москве, где хранятся многие негативы фильмов – простому смертному это было бы не под силу», - говорит исполнительный директор Кинематографического общества Кент Джонс (Kent Jones).

Реанимация американских вестернов той же эпохи это пустяк с организационной и технической точки зрения. «Не будем забывать, что американские студии никогда не переживали полный крах государства», - говорит Верлоцкая.

Хотя Верлоцкая является поборницей и защитницей классического советского кино своей молодости и новых веяний кинематографии в бывших советских республиках, и в рамках своей работы ездит по всему миру, она считает, что ставший случайно ее новым домом Нью-Йорк оказывает на нее влияние и заставляет все время быть в тонусе. «Я думаю, жизнь в Нью-Йорке и моя работа заставляют меня постоянно быть наготове, - говорит она. – Здесь никогда и ничто не происходит так, как мы думаем и предполагаем».

Истерн - приключенческий фильм, действие которого, в противоположность вестерну, происходит на Востоке (пример: "Свой среди чужих, чужой среди своих"). Прим. редакции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.