Вашингтон – Для того чтобы в наше время, когда глобальная экономика страдает от кризиса доверия, структурных дисбалансов и слабых перспектив экономического роста, взглянуть вперед на десять лет для прогнозирования хода дальнейшего развития, требуется тщательное моделирование и нечто большее, чем проницательность. Для этого потребуется многосторонний подход, сочетающий чувство истории с внимательным анализом сегодняшних сил, таких как смещение баланса глобального экономического роста в сторону развивающихся стран.

Подобное прогнозирование также требует понимания того, как развитые страны борются с данным смещением, и того, как в результате этого изменится международная валютная система. Изучив данные факторы, мы считаем, что мировая экономика находится на краю трансформационного изменения – перехода к многополярному мировому экономическому устройству.

В течение всей истории разные парадигмы экономической мощи возникали и изменялись в зависимости от возвышения или упадка тех стран, которые были лучше всего оснащены для стимулирования глобального экономического роста. Многополярность, т.е. более двух доминирующих полюсов экономического роста, временами являлась ключевой особенностью мировой экономики. Но еще ни разу в современной истории развивающиеся страны не выходили на передовую линию многополярной экономической системы.

Данная модель начинает меняться. К 2025 г. на шесть развивающихся стран – Бразилию, Китай, Индию, Индонезию, Южную Корею и Россию – будет совместно приходиться около половины глобального экономического роста. Примерно к этому же времени одна единственная валюта, вероятно, перестанет доминировать в международной валютной системе. По мере преследования возможностей развития за границей и улучшения внутренней политики в своих странах корпорации развивающихся стран станут играть все более заметную роль в глобальном бизнесе и в иностранных инвестициях, в то время как значительные объемы капитала в пределах их собственных стран позволят развивающимся странам стать ключевыми игроками на финансовых рынках.

Поскольку динамичные развивающиеся страны выходят на передовую линию мировой экономики, требуется переосмысление обычного подхода к глобальному экономическому управлению. Сегодняшний подход основан на трех принципах: связь между концентрированной экономической мощью и стабильностью, ось движения капитала «север-юг» и центральное положение доллара США.

Со времен окончания второй мировой войны глобальное экономическое устройство с центральной ролью США строилось на взаимодополняющем комплекте негласных договоренностей в сфере экономики и безопасности между США и их основными партнерами, в то время как развивающиеся страны играли периферийную роль. В обмен на взятие на себя США ответственности по обслуживанию системы, выполнение роли рынка последней инстанции и признание международной роли доллара их ключевые экономические партнеры – Западная Европа и Япония – получили особые привилегии, доступные США: эмиссионный доход, внутренняя автономность макроэкономической политики и гибкость торгового платежного баланса.

В целом, данный порядок существует до сих пор, хотя некоторое время назад появились намеки на его ослабление. Выгоды, полученные развивающимися странами от расширения своего присутствия в международной торговле и финансах – это лишь один из примеров.

Все более многополярная глобальная экономика, вероятно, изменит то, как мир осуществляет международный бизнес. Некоторое количество динамичных фирм развивающихся стран находятся на пути к доминированию в своих секторах экономики в глобальном масштабе в ближайшие годы, так же как компании развитых стран в течение прошедшего полувека. В будущие годы подобные фирмы, вероятно, будут требовать экономических реформ в своих странах, выступая катализатором усиления интеграции своих стран в глобальную торговлю и финансы.

Так что, возможно, настало время двигаться вперед в деле развития многосторонней структуры регулирования иностранных инвестиций, что уже несколько раз откладывалось с 1920-ых гг. В отличие от международной торговли и валютно-финансовых отношений, для содействия развитию иностранных инвестиций и управления ими не существует никакого многостороннего режима.

Пока что доллар США остается самой важной международной валютой. Но данное доминирование убывает, о чем свидетельствует снижение его использования в качестве официальной резервной валюты, а также для заказа товаров и услуг, выражения международных претензий и привязки валютных курсов.

Евро является самым сильным конкурентом доллара до тех пор, пока страны зоны евро успешно справляются со своим сегодняшним кризисом внутренних долгов с помощью государственной помощи и долговременных институциональных реформ, которые закрепляют успехи долговременного проекта единого рынка. Но валюта развивающихся стран, несомненно, станет более значимой в долговременной перспективе.

Размер и динамизм экономики Китая и стремительная глобализация его корпораций и банков делают вероятность получения юанем более важной международной роли особенно высокой. В отчете «Горизонты глобального развития, 2011» ВБРР представляет то, что считает наиболее вероятным валютным сценарием в 2025 г.: многовалютная система с центральными ролями доллара, евро и юаня. Данный сценарий поддерживается вероятностью того, что США, страны зоны евро и Китай станут к тому времени тремя главными полюсами экономического роста.

Наконец, международное финансовое сообщество должно соблюдать свое обязательство по обеспечению того, что задачи развития остаются приоритетом. Страны с глобальной экономической властью несут особую ответственность признания того, что их экономическая политика имеет важный сопутствующий эффект на другие страны. Инициативы валютно-кредитной политики, направленные на укрепление сотрудничества между центральными банками с целью достижения финансовой стабильности и устойчивого развития глобальной ликвидности будут, таким образом, приветствоваться особенно.

Несмотря на значительный прогресс развивающихся стран в интеграции в международные торговые и финансовые каналы, предстоит сделать еще немало работы для обеспечения того, чтобы они разделяли бремя обслуживания глобальной системы, в которой их ставки стремительно растут. В то же время, важнейшей задачей является разработка крупнейшими развитыми странами политики, учитывающей их растущую взаимозависимость с развивающимися странами. Глобальное управление все сильнее и сильнее будет зависеть от использования данной взаимозависимости для укрепления международного сотрудничества и стимулирования всемирного процветания.

Джастин Ифу Лин –
главный экономист Всемирного банка. Мансур Дайлами – основной автор отчета «Горизонты глобального развития» и управляющий группы по изучению Глобальных трендов в экономике развивающихся стран, отдел экономики развития Всемирного банка