Американцы должны чувствовать неловкость и беспокойство по поводу оправдания определенной политики, которое стало чрезвычайно популярным после того, как «морские котики» убили Усаму бин Ладена. Дым от рейда едва успел рассеяться, а уже хор голосов стал утверждать, что информация, полученная от членов «Аль-Каиды» при помощи «усиленных допросов» (с применением пытки утапливанием, продолжительной пытки бессонницей, и т.п.) была определяющей и сыграла важную, критически важную роль в миссии по уничтожению мегатеррориста.

Член палаты представителей Питер Кинг (Peter King), республиканец от Нью-Йорка, подверг суровой критике тех, кто настаивал на том, что пытки утапливанием «должны быть прекращены и никогда более не использоваться», заявляя, что «мы получили жизненно важную информацию, которая привела нас напрямую к бин Ладену».

Майкл Хэйден заявил, что в дополнение к «рожденцам»* и отличающимся закидонами «труферам»**, в это созвездие должна быть добавлена третья ипостась – «те, кто отрицает допросы». Бывшие представители администрации Буша, включая министра оборона Дональда Рамсфелда, главного спичрайтера Марка Тайсена (Marc Theissen) и главу администрации Энди Карда (Andy Card) разродились заявлениями, перекликающимися с этими комментариями. Рамсфелд без экивоков расхваливал успехи данной практики. «Я думаю, что любой, кто полагает, что усовершенствованные методы… не обеспечивают огромное количество ценной информации, просто не смотрит правде в глаза».

Что наиболее поразительно во всех вот этих вот рациональных обоснованиях, так это то, что сторонники этого мнения, кажется, принимают во внимание только один фактор как значимый - «сработал» ли допрос с пристрастием или нет. Они вообще не интересуются вопросом, соответствует ли эта практика ценностям приличного общества - и не придают значения тому, основана ли она на глубоком уважении к правам человека и основным гражданским свободам.

Большинство из тех, кто воспевает хвалу усиленным методам допросов после смерти бен Ладена, просто игнорируют этот проблемный вопрос. Но некоторые из наиболее громких голосов даже гордо заявляют о презрении к подобным угрызениям совести. Джон Йо (John Yoo), профессор юриспруденции из Университета Калифорнии, Беркли, и один из авторов так называемой памятки относительно пыток во времена работы администрации Буша, просто-таки источал презрение к противникам пытки утапливанием и других жестких мер. Критики усиленных методов допрашивания, провозгласил он, «были бы согласны на то, чтобы оставить бин Ладена живым в Абботтабаде в Пакистане, чтобы он планировал новые атаки на США», а «командиры «Аль-Каиды» могли бы с комфортом пребывать в американских тюрьмах». Такая точка зрения также весьма типична для современных консерваторов. Ведущий ток-шоу на канале Fox News Шон Хэннити (Sean Hannity) воплотил в словах это отношение два года назад, когда в своей радиопередаче заявил: «Откровенно говоря, только моральный дурак скажет, что не бывает таких обстоятельств, при которых они могут представить себе использование усиленных методов допроса, таких как пытка утапливанием».

Такое пренебрежение к моральным соображениям является одновременно загадочным и тревожным, при том что оно исходит от граждан, а не от лидеров, и граждан просвещенной демократии. Даже всеобъемлющее использование оруэлловского эвфемизма «усиленный допрос» вместо более честного термина «пытка» заставляет делать предположения о моральном разложении среди части политической и мыслящей элиты. Но то, что они практически исключительно сосредотачиваются на том, работает или не работает такая техника, и не обращают внимания на все остальные аспекты проблемы, еще больше обескураживает и тревожит.

Одной давней отличительной чертой западной мысли является акцент на основные права человека и на верховенство закона. Защитники свободы понимали, что без таких ограничений свобода оказалась бы под угрозой и свободное общество могло бы в конце концов скатиться к тирании. Как отмечал лорд Эктон, «власть стремится к разложению, а абсолютная власть разлагает абсолютно». Даже на протяжении двадцатого века большинство американцев с подозрением относились к неограниченному прагматизму, и с ужасом взирали на суждения Владимира Ленина и его коммунистических последователей о том, что цель оправдывает средства. Напротив, американцы подчеркивали, что даже когда цель того стоит, использование неконституционных, незаконных или аморальных средств не должно иметь оправдания.

К сожалению, те аргументы, которые используют сторонники усиленных допросов, все больше напоминаю те, что использовал Ленин, а не те, что приводили его противники. Работает мера или не работает это явно уместное, надлежащее соображение. Если политика неэффективна - как, например, борьба с наркотиками, сейчас вступающая уже в свое пятое десятилетие без каких бы то ни было значимых позитивных результатов - то это создает мощный аргумент в пользу изменения политики. Но когда на карту поставлены важные моральные или этические вопросы, эффективность и действенность политики должна рассматриваться лишь во вторую очередь.

Если это не понять, то это может привести к опасному разрушению свободы. Очевидно, что террористы - одни из самых отвратительных среди людей, и попытка спасти жизни невинных от их посягательств - это достойная цель. Но срезать моральные углы во имя целесообразности и выгоды - это очень опасное дело. Только самые наивные личности осмеливаются предполагать, что якобы исключительные меры, такие как пытки, будут всегда ограничены террористическими случаями. История других сомнительных правоохранительных тактик опровергает подобное самодовольство. Можно не сомневаться, что сторонники RICO*** исходили из того, что он будет использоваться только против мафии и других элементов организованной преступности, а не против крикливых демонстрантов у клиник, занимающихся абортами. Но он таки использовался подобным образом. Точно так же можно не сомневаться, что сторонники законов против детской порнографии и не представляли себе, что они будут применяться против 15-16-летних подростков, которые по глупости пересылают свои обнаженные или полуобнаженные фотографии своему бойфренду или своей герлфренд по телефону. Но к этим законам прибегали с данной целью.

Сколько времени пройдет, прежде чем начнут раздаваться призывы использовать методы усиленного допроса к наркодельцам, похитителям или иным злодеям? И если это произойдет, конституционные барьеры против пыток станут не более чем причудливым историческим воспоминанием.

Насколько легко те американцы, которые заигрывают с ленинистской тактикой, могут опуститься в моральную клоаку, можно судить по тем взглядам, которые Джон Йо выразил несколько лет назад. В декабре 2005 года во время дебатов с оппонентом по вопросу об антитеррористической тактике администрации Буша, Йо спросили, может ли президент отдать приказ раздавить яйца ребенка того, кто подозревается в терроризме, чтобы оказать давление на его отца, принудив его сотрудничать. Йо удивительным образом отказался осудить столь возмутительную идею как незаконную и морально отталкивающую. Вместо этого он ответил: «Я думаю, что это зависит от того, почему президент, как он полагает, испытывает необходимость сделать это».

Большинство современных ленинистов, возможно, и не заходят настолько далеко, как Джон Йо, но их энтузиазм в отношении усиленного допроса по чисто прагматическим соображениям ставит их на очень скользкий путь. Америка, в которой пытки становятся приемлемой, и даже нормальной практикой, это не та Америка, которую я знаю. И это не та Америка, которую я бы хотел знать.

*birthers - сторонники теории, согласно которой Барак Обама родился за пределами США и не имеет право занимать пост президента
**truthers - люди, уверенные, что теракт 11-ого сентября 2001 года в Нью-Йорке был спланирован или проведнн с разрешения правительства США
***RICO - американский закон «О коррумпированных и находящихся под влиянием рэкетиров организациях»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.