Как сообщила на этой неделе Washington Post, Госдеп США внес в черный список российских чиновников, причастных к гибели предприимчивого московского юриста Сергея Магнитского, который разоблачил совершенное государством налоговое мошенничество на 230 миллионов долларов. Магнитского отблагодарили за эти усилия весьма своеобразно. Его самого обвинили в совершении этого преступления, бросили за решетку, подвергли пыткам, лишили медицинской помощи, а затем бросили умирать в смирительной рубашке. Тюремные врачи ждали его смерти за пределами камеры. Дело Магнитского - это далеко идущий государственный сговор, который в плане эмоционального резонанса и долгосрочных политических последствий для России можно сравнить с убийством Кирова в 1934 году. Американский сенатор Бен Кардин (Ben Cardin) за причастность к аресту Магнитского и его гибели внес в черный список 60 российских чиновников, в том числе, заместителя министра внутренних дел  и заместителя генерального прокурора.

Госдепартамент сделал свое заявление в ожидании голосования в Конгрессе по так называемому «законопроекту Магнитского», который в настоящее время проходит обсуждение в Сенате с целью получения двухпартийного одобрения. Принятие закона - это лишь дело времени. Если закон будет принят, то не только начнут действовать черные списки коррумпированных российских чиновников, которым будет запрещен въезд в США, но и будут заморожены их финансовые активы в Соединенных Штатах. Это станет своеобразным образцом того, как надо обходиться с другими нарушителями прав человека, которые любят ездить за покупками в Нью-Йорк и посылать своих детей на учебу в частные школы в Вашингтон. В прошлом году Европейский парламент принял резолюцию, призывающую к аналогичным санкциям со стороны ЕС в отношении тех, кто причастен к делу Магнитского.

Можно представить себе, какова будет реакция Кремля.

Несколько недель тому назад он отправил в США главного путинского идеолога Владислава Суркова, дабы тот уговорил Вашингтон отменить этот законопроект в связи с тем, что он сведет на нет все результаты широко разрекламированной «перезагрузки» между Россией и США, хотя перезагрузка эта на деле лишь создала паузу в глубоко укоренившихся взаимных подозрениях.

Несмотря на подписание нескольких договоров о сокращении ядерных вооружений и соглашений о двусторонней торговле, перезагрузка мало что дала в плане нормализации российско-американских отношений. Мы до сих пор не договорились о том, что делать с Ираном. Дмитрий Медведев говорит, что ему жалко Башара Асада, и Россия грозит наложить вето на резолюцию Совета Безопасности ООН по Сирии. А в Кремле преобладают антиамериканские настроения. Масштабная, но дезорганизованная антипутинская оппозиция в России часто слышит обвинения в том, что ее поддерживают ЦРУ и Госдепартамент. Руку ЦРУ и Госдепартамента Россия видит и в экономическом кризисе после 2008 года, и в череде цветных революций, захлестнувших Украину и Грузию, в чьи внутриполитические дела Россия вмешивается и сегодня.

Согласно последнему опубликованному исследованию, 78% российской элиты служило в КГБ. А пропаганда путинизма, которая никогда не отличалась утонченностью, в последнее время принимает явно неосоветскую форму и приобретает советский стиль. Вспомним Общероссийский народный фронт, эту состряпанную Кремлем «общественную» организацию, которая обожает правящую партию «Единая Россия» и принимает в свои ряды новых членов со сверхзвуковой скоростью. Всего за один день в ОНФ вступили 39000 сотрудников Сибирского делового союза, хотя многие из них даже не подозревали о существовании фронта. Вступить в него настолько легко и просто, что несколько недель тому назад я зарегистрировался в качестве  его члена, назвавшись московской домохозяйкой по имени Александр Солженицын.

Паранойя в стиле холодной войны и сталинские методы культурного угнетения никогда не покидали пределы путинской России. Думать иначе было бы глупостью со стороны Вашингтона. В последнее время агрессивность Кремля дает о себе знать открытыми акциями насилия. Согласно секретному документу американской разведки, о котором сообщала Washington Times, взрыв в сентябре прошлого года у стен американского посольства в Тбилиси - это дело рук офицера российской военной разведки майора Евгения Борисова. А если бы в результате взрыва погиб американский дипломат? Вице-президент Байден, который не в состоянии произнести имя Михаила Ходорковского, мог во время своего последнего государственного визита в Москву произнести имя и попроще.

Обама никогда не ставил права человека превыше труднодостижимой американской привлекательности за границей. Неудивительно, что Медведев заявил недавно Financial Times: «Я бы хотел, чтобы Барак Обама второй раз был избран на должность президента США, больше, чем, может быть, кто-либо другой». Но американский президент имеет не больше прав запрещать закон из области прав человека, чем возможностей для помилования Мэдоффа. В этом то и проблема с либеральными демократиями. Как признал сам Путин, человек из Белого дома - не единственный, кто распоряжается в стране.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.