Возможно, их и намного меньше, чем оппозиционеров на площади Тахрир, которые свергли режим Мубарака в Египте, однако намерения обосновавшихся на Уолл-стрит с 17 сентября манифестантов выглядят не менее амбициозно. После наполненных событиями выходных, которые окончились арестом 80 активистов, один из них объясняет нам, что добивается «полной революции» и что помимо мотивации у него более чем достаточно времени. 

17 сентября более 1000 манифестантов откликнулись на появившийся в интернете призыв «оккупировать Уолл-стрит». С того дня Зуккоти-парк, куда обитатели биржи приходили, чтобы пообедать, а затем вернуться к любимым торгам, был переименован в «Парк Свободы». Теперь в нем день и ночь сидят 200 активистов, которые тем самым выражают свое недовольство бедностью, общественными барьерами, безработицей, социальным неравенством, смертной казнью… И раз, по заявлению манифестантов, 1% населения США контролирует 99% их богатств, некоторые решили назвать себя «99-процентниками».   

Каждый день манифестанты проводят общее собрание. Высказаться может каждый, так как они не хотят, чтобы кто-то говорил от имени всей группы. Кроме того, было организовано голосование, чтобы определить план действий на случай вмешательства полиции. Дело в том, что хотя к присутствию активистов по большей части относятся терпимо, случается, что силы правопорядка проводят аресты. Так, во время прошедшего в воскресенье собрания из нескольких тысяч человек 80 манифестантов были арестованы из-за того, что мешали дорожному движению. Некоторые из них написали на сайте Occupy Wall Street о жестоком обращении.

«Наш лагерь – это генератор идей для переосмысления общества»

Гаррисон Шульц (Harrison Schultz) работает аналитиком в нью-йоркской маркетинговой компании. Кроме того, он пишет докторскую работу по социологии. И является одним из организаторов движения Occupy Wall Street. 
 
«Нам непонятны причины субботней волны арестов. Действительно, здесь собралось немало людей. К людям, которые спят в лагере уже неделю, присоединились сотни других. Я дожидался в Парке Свободы курьера с едой, когда мой друг позвонил мне и сказал, что у нас возникли неприятности. Я помчался туда, чтобы увидеть, что происходит. Полицейские вели себя очень агрессивно. Они начали использовать новые методы: чтобы окружить людей, расставили повсюду сеточные заграждения. Они также забрали камеру у человека, который снимал наше собрание. Причин для такого применения силы просто не было.   

По моим сведениям, всего арестовали 96 человек. Думаю, что большинство из них отпустили. В воскресенье все стало опять спокойно. Лагерь в Парке Свободы по-прежнему полон людей и ждет новых сторонников.

Я несколько раз ночевал там на прошлой неделе и был там в выходных. Очень трудно определить, сколько нас человек, потому что люди приходят и уходят каждый час. Здесь не одни только безработные. У многих активистов есть постоянная работа, и они приходят сюда в свободное время. Здесь есть студенты, а также много художников. С каждым днем нас становится все больше, причем движение стало гораздо организованнее, чем в начале. Мы получили частные взносы [так например, одна из местных пиццерий получила заказ для активистов от сторонников движения], мы создали пресс-центр для работы со СМИ, мы активно продвигаем себя в интернете (#OccupyWallStreet #takewallstreet #sep17) и даже ведем прямую трансляцию того, что происходит в лагере.
 
«Нам весело, у нас полно времени»

Идея родилась из появившегося в августе призыва онлайн-активистов Adbusters под названием #Occupy Wall Street. Они хотели использовать волну арабской весны, чтобы создать движение сопротивления и занять какое-либо символическое место. [За неимением возможности попасть на Уолл-стрит, они расположились в близлежащем парке]. Я не могу говорить от имени всех, но мне хочется, чтобы все изменилось. Я больше не могу терпеть наши старые политические институты, нашу систему образования, которая была создана еще в прошлом веке. Нам также нужна новая система социальной защиты и полный пересмотр финансовой системы. Собравшиеся здесь люди придерживаются скорее радикальных идей: здесь есть анархисты, синдикалисты и коммунисты. Наши требования касаются всех сторон жизни, потому что революция должна быть полной. На Уолл-стрит мы думаем, спорим. Это настоящий генератор идей. Кроме того, нам весело, и у нас полно времени. Для группы Occupy Wall Street каждый день – это новое приключение. 

Мне кажется, что мои сограждане слишком пассивны. Если вы хотите социальной справедливости, то не стоит ждать, что кто-то придет и даст ее вам. Нужно самим ее добиваться. К тому же эти проблемы затрагивают всех. У меня взяли интервью на радио из Висконсина, и люди звонили мне, чтобы поблагодарить. Даже директор моей маркетинговой компании поддерживает нашу инициативу».  

«Эти люди выбрали неверную цель. Бизнес на Уолл-стрит стал одной из главных жертв кризиса»

Стив Гилсойл (Steve Guilsoyle) работает экономистом в компании Meridian Equity Inc. На Уолл-стрит он трудится с 1987 года.
 
«Это движение очень сильно затрудняет нам повседневную жизнь. Не то чтобы оно мешало нам работать… но манифестанты стали физическим препятствием на пути на работу. Нам тяжело добраться до метро или просто перейти улицу. Мне кажется, что эти люди выбрали неверную цель. Бизнес на Уолл-стрит стал одной из главных жертв кризиса. Здесь потеряли работу больше людей, чем где-либо еще. 
 
Дело в том, что когда люди говорят о трейдерах, они склонны к обобщениям. Однако Уолл-стрит – это куда более сложное место, чем кажется. Оно постоянно меняется, причем после начавшегося пять лет назад кризиса (ипотечный кризис 2006 года) особенно быстро.
 
«Я по-прежнему испытываю гордость, когда говорю о своей работе»

Один из главных стереотипов о Уолл-стрит заключается в том, что все работающие здесь люди якобы очень хорошо зарабатывают. На самом деле мы относимся к среднему классу. Но люди предпочитают верить тому, что говорят в СМИ. Да, горстка людей действительно получает огромные бонусы, но это никак не отражается на зарплатах всех тех, кто здесь работает. Большинство из нас в прошлом году вообще не получили бонусов. Наоборот, нам даже урезали зарплаты.  
 
Когда я утром иду на работу, то вижу людей с плакатами «Позор Уолл-стрит». На вопрос, нанесла ли деятельность Уолл-стрит ущерб экономике страны в 2006 году (ипотечный кризис), я отвечу: «Да, так и есть». Но в то же время им нужно понять, что далеко не все из людей, против которых они выступают, зарабатывают 100 000 долларов в год. 
 
Я такой же человек, как и все. Как пожарный, полицейский, тот парень с улицы. Я не ощущаю себя отличным от других. И хотя на Уолл-стрит обрушилась волна критики после первого кризиса, я по-прежнему испытываю гордость, когда говорю о своей работе. Работать здесь - значит сидеть долгие часы в офисе, и люди вкалывают, не жалея сил. Мне нечего стыдиться».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.