Письмо бывшего посла США в СССР Джека Мэтлока заместителю госсекретаря США Строубу Тэлботту, одному из главных архитекторов расширения НАТО

Письмо было опубликовано на сайте журнала Slate 6 марта, 1998 года

Дорогой Строуб,

Мне казалось, что в ходе нашего первоначального обмена мнениями мы пришли к согласию о том, что у НАТО есть и другие важные и легитимные функции помимо сдерживания агрессии извне. НАТО, конечно же, нужно сохранить, так как его другие функции важны: альянс гарантирует, что ни одна европейская держава не попытается вновь господствовать на континенте, а также дает правовые основания для военного присутствия Америки в Европе. Как сказал министр иностранных дел Британии, когда НАТО создавалось, у него было три цели: «держать русских вовне, американцев внутри, а немцев – в подчинении». Последние две задачи по-прежнему имеют место, несмотря на то, что для первой НАТО уже не требуется, и именно поэтому было бы неразумно позволить НАТО исчезнуть с концом холодной войны. Но именно угроза агрессии со стороны Советского Союза положила начало НАТО, и угрозы безопасности обычно это основная причина, по которой страны вступают в военные альянсы. Таким образом, отсутствие той угрозы, от которой нас должен был защитить Североатлантический альянс, имеет отношение к вопросу о том, следует ли нам принимать новых членов. Улучшит ли нашу безопасность и безопасность наших союзников подобное решение?

Смотрите по теме: История расширения НАТО

Я уверен, что величайшей непосредственной угрозой нашей безопасности является утечка оружия массового уничтожения – или ядерного горючего, или ноу-хау производства подобного оружия – из бывших советских запасов. Я не могу придумать никакой убедительной причины считать, что привлечение новых членов в НАТО поможет нам с решением этой проблемы. Наоборот, это политика осложняет решение этой проблемы, так как препятствует прямому сотрудничеству с российскими властями, чтобы удерживать эти опасные запасы под контролем, и поощряет рост российской зависимости от оружия массового уничтожения. Мы кое-что делаем, чтобы улучшить охрану российских запасов вооружений и ядерного топлива, но этого далеко недостаточно. Расширение НАТО на самом деле подрывает нашу способность защищать себя от самой очевидной угрозы нашим гражданам и нашей территории. Нельзя позволить банальностям скрыть от нас этот основополагающий факт.



Я, кстати, не говорил, что поляки, чехи и венгры не готовы «помогать нам справляться с существующими долгосрочными угрозами». Это прекрасно, что они вносят свой вклад в миротворческую операцию на Балканах и сотрудничают по многим другим вопросам. Но для подобного сотрудничества не требуется членство в НАТО. Такие страны, как Финляндия, Швеция, Австрия и Ирландия всегда помогали нам в миротворческих операциях, не задумываясь о том, что для участия в них требуется членство в НАТО. Я говорил о другом: о том, что общественность стран-кандидатов не готова одобрить крупное увеличение оборонных расходов лишь для того, чтобы довести их вооруженные силы до стандартов НАТО. Если твой разведывательный аппарат говорит тебе что-то другое, тебе лучше проверить, где они берут свою информацию. Это будет не первая их ошибка. Мы не говорим о 15-процентном повышении определенного бюджета; некоторые высокопоставленные чиновники Министерства обороны публично заявляли, что Чехии понадобится потратить до 2,5% своего ВВП, чтобы соответствовать стандартам НАТО. Это более чем стопроцентное увеличение оборонного бюджета, который на сегодняшний день составляет немногим больше 1%. Подобные оценки могут быть верны или нет, но текущие цифры администрации (которые постоянно урезают по мере приближения голосования в Сенате) не вызывают доверия у большинства аналитиков за пределами правительства, изучавших проблему интеграции восточноевропейских вооруженных сил в структуру единого командования НАТО. Идея о том, что без НАТО эти страны вступят между собой в гонку вооружений, кажется мне полнейшим бредом. Если их правительства столь безответственны, они, несомненно, не должны быть в НАТО. Но, конечно же, их правительства не настолько глупы, и какие бы механизмы безопасности они не выстроили со своими соседями, это нас нисколько не касается.

Читайте еще: Честное слово НАТО и гонка вооружений

Что касается российской реакции, я не утверждаю, что расширение НАТО это единственная причина противодействия Думы по договору СНВ-2 или российской политики по Ираку. Но это несомненно одна из причин, по которой решение этих проблем осложняется, и если расширение НАТО продолжится, чтобы включить в себя прибалтийские государства, ситуация значительно ухудшится. Я поддерживаю довольно многочисленные контакты среди русских, как в политических кругах, так и за их пределами, и не могу найти ни одного человека, который считал бы иначе. Те, кто хочет укрепить демократию и частное предпринимательство в своей стране, уверены, что их задача значительно усложнится, и я считаю, они правы. Конечно, если бы Россия была одним из кандидатов, многие россияне испытывали бы другие чувства. Расширение НАТО, чтобы включить Россию и страны, лежащие между ней [и существующими странами НАТО], было бы очень разумно, но ползучее расширение, поддерживаемое администрацией, делает подобный шаг практически невозможным, так как увеличивает раскол во мнениях по мере того, как линия продвигается на восток. И, кстати, никто не просит нас «повернуться спиной» к Восточной Европе. Странам необязательно быть в НАТО, чтобы иметь с нами тесные, дружеские и продуктивные отношения – или даже получать от нас гарантии безопасности, если мы этого захотим. Утверждать обратное значит превращать конкретный инструмент в фетиш, что может быть или не быть адекватно имеющейся у нас задаче.

Еще по теме: Россия может быть союзником НАТО

Что ты имел в виду, когда говорил о возможности того, что «старый Железный занавес навсегда» останется «постоянным восточным рубежом» НАТО, мне сложно понять. Старый Железный занавес не является восточный рубежом НАТО. (Помнишь? Железный занавес проходил через город Берлин, отрезая восточные земли Германии, которые сегодня все включены в НАТО.) Более того, никто, насколько я знаю, не предлагал, чтобы существующая граница НАТО оставалась такой навсегда. Как я уже говорил в своем выступлении перед Сенатом два года назад, я лично поддержал бы расширение НАТО при соблюдении одного из двух условий: 1) когда мы разработаем для Европы – включая Россию – архитектуру безопасности, в которой будет место для укрупненного НАТО или 2) когда и если любая из стран, граничащих с НАТО на востоке, подвергнется военной угрозе.



Читайте еще: Россия перестаралась с критикой США по ПРО


Как я отметил в своем предыдущем письме, в 1989-м и 1990-м годах мы побудили Советы уйти из Восточной Европы, позволить Германии объединиться и позволить объединенной Германии остаться в НАТО с четким пониманием (хотя и без правовых обязательств) того, что сфера действия НАТО не будет двигаться дальше на восток. (Горбачев заметил при каком-то из обсуждений: «Если вы сделаете это, вам придется и нас принять!») Таковы были условия, на которых было покончено с разделением Европы, а железный занавес исчез. По-настоящему лицемерно утверждать, что движение НАТО на восток стирает линию, когда данной линии уже не существует. Когда я встречался с Горбачевым несколько месяцев назад, его первыми словами были: «Что они делают? Они разрушают все, что мы создали!» То, что мы создали – с его точки зрения и с моей – была вероятность объединенной Европы. Администрация предает эту надежду, а не осуществляет ее, как намекаешь ты, так как надежда была не только на то, чтобы увеличить Западную Европу, но и на то, чтобы весь континент был един и свободен.

Мы спорим не о том, должно ли НАТО оставаться статичным (конечно, ему необходимо меняться), и не о том, хотим ли мы, чтобы Центральная и Восточная Европа были частью европейских структур (конечно, мы хотим), и не о том, будет ли полезным военное сотрудничество («Партнерство для мира» позволяет сотрудничать настолько глубоко, насколько они и мы этого хотим), и не о том, должна ли Россия иметь право вето над решениями НАТО (конечно, не должна). Это все пугала. Мы спорим о том, хорошая ли это идея, в текущих обстоятельствах, начинать принимать в НАТО новых членов, да еще и при ничем не ограниченном обязательстве принять еще больше в будущем. Я считаю это плохой идеей, а твое письмо, которое избегает отвечать на мои конкретные возражения, не способно избавить меня от впечатления, что администрация следует данному курсу в первую очередь по внутриполитическим причинам, а не в рамках связной стратегии, направленной на то, чтобы построить более безопасный мир для наших детей и внуков.

Поэтому остаюсь
Искренне неубежденный,

Джек