В Британии смертная казнь – это такое нарушение прав человека, поддерживать которое до сих пор считается социально приемлемым. Можно выступать за смертную казнь и тебя по-прежнему будут приглашать в гости. Если на вечеринке кто-нибудь скажет: «Нам нужно сильное средство сдерживания» или «Око за око – вот чего они заслуживают», - это не вызовет возмущения


В этом есть нечто странное. В Британии уже почти 50 лет не казнят, и о смертной казни люди обычно знают в основном из таких фильмов, как «Пусть получит свое» («Let Him Have It»), «Пьерпойнт» (Pierrepoint), или «Риллингтон-Плейс, дом 10» («10 Rillington Place»). Интересно, что и это кино, и такие голливудские фильмы, как «Мертвец идет» («Dead Man Walking»), трудно назвать апологией смертной казни. Так почему же некоторые люди – причем, если верить опросам общественного мнения, их довольно много – до сих пор тоскуют по черной шапочке (квадратная накидка из черной ткани, которую по традиции одевали поверх парика английские судьи для оглашения смертного приговора - прим.перев.), петле и люку?

Я полагаю, что те, кто выступает за смертную казнь, несмотря на все фильмы и телепрограммы, делают так потому, что их восприятие искажено временем и расстоянием. Помимо сотрудников правозащитных организаций, практически никто в Британии на деле не сталкивался с реалиями системы, которая дает судьям власть над жизнью и смертью.

Смотрите также: Сметрная казнь в старнах мира

Уже несколько лет я живу в США. Здесь ситуация со смертной казнью выглядит странно. В Нью-Йорке, где я живу, ее нет, и о ней мало говорят. Между тем во многих штатах, особенно на юге, она существует и пользуется широкой поддержкой. Мы, британцы, живущие за рубежом, зачастую предпочитаем не критиковать открыто порядки страны, в которой находимся, даже если не со всем соглашаемся. Однако в прошлом году старый друг написал мне о Трое Дэвисе (Troy Davis) – человеке, которого должны были казнить в штате Джорджия. Эта история вызвала у меня новую волну отвращения к смертной казни.

Дело Троя Дэвиса получило печальную известность. Данные судебной экспертизы не связывали его с преступлением, семь из девяти свидетелей обвинения отказались от своих показаний, роль другого главного подозреваемого, на которого указывало множество свидетелей, так и не была расследована должным образом. Однако власти все равно убили Дэвиса смертельной инъекцией 21 сентября 2011 года. Это было омерзительно и многих всерьез шокировало. До последней минуты казалось, что казнь остановят, что будут еще апелляции и что в итоге Дэвиса оправдают (как многих других в США в последние годы). Но нет.



После этого я решил, что недостаточно быть просто против хладнокровного убийства другого человеческого существа во имя правосудия, и начал участвовать в работе Amnesty по борьбе со смертной казнью.

Безусловно, иногда попадаются персонажи, помогать которым бывает неприятно, но кто сказал, что жизнь всегда должна быть приятной?

Меня, как отца троих детей, часто спрашивают: «А что, если ваших детей убьют? Не захотите ли вы, чтобы убийца расплатился за это жизнью?» Честно говоря, у меня возникает искушение ответить: «Да, конечно, захочу». Именно поэтому я убежден, что даже в таких ужасных ситуациях должна работать беспристрастная судебная система, действующая в интересах жертв и общества в целом, а не из мести и не под влиянием эмоций.

Также по теме: Почему смертная казнь понемногоу умирает

Когда я озвучивал иранского адвоката и правозащитника Мохаммада Мостафаи (Mohammad Mostafaei) для нового мультфильма Guardian, посвященного его работе, я испытывал сильные впечатления. Для меня это, безусловно, было большой честью. Мостафаи рисковал жизнью, чтобы спасать жизни людей в Иране. Его упорная и бесстрашная адвокатская работа помогла спасти от виселицы около 50 его подзащитных. Это настоящий подвиг, так как иранская судебная система славится своей несправедливостью. Самым знаменитым его делом было дело Сакине Мохаммади Аштиани (Sakineh Mohammadi Ashtiani), однако сильнее всего впечатляют его попытки помогать несовершеннолетним правонарушителям. Он сумел спасти 18 из них. Трагедия заключается в том, что многих, в том числе героя фильма Бехнуда Шоджаи (Behnoud Shojaee), он так и не спас.

Активное применение смертной казни Ираном – в этой стране казнят сотни человек в год – должно напомнить сторонникам смертной казни в Британии и США, что означает их позиция. Стран, сохраняющих смертную казнь, осталось немного, и главные из них – это Китай, Иран, Саудовская Аравия, Ирак и – увы! - Соединенные Штаты. Смертная казнь – это правосудие, граничащее с произволом, выбитые показания и пристрастные суды (один из иранских случаев, которыми занимается Amnesty International, - это дело, суд по которому длился всего пять минут). Альтернатива этому, если страна хочет должным образом обеспечить апелляционные процедуры, - ситуация, сложившаяся в Калифорнии, где каждая казнь стоит в среднем 308 миллионов долларов. В результате власти тратят каждый год на сотни миллионов долларов больше, чем тратили бы на содержание смертников в пожизненном заключении.

Нет. Я уверен, что ознакомление общества с фактами, должно заставить любых сторонников смертной казни всерьез задуматься. Я не хочу излишне выпячивать свою роль в этом процессе: я всего лишь актер, профессиональный голос. Но я также разумное существо, обладающее совестью и убеждениями. Я специально озвучивал Мостафаи тихим голосом и в сдержанной манере, потому что это соответствует спокойному достоинству этого человека. Что ж, я иногда играю героев, но Мохаммад Мостафаи и прочие подобные люди – это настоящие герои.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.