Я посмотрел «Цель номер один» не как бывший специальный агент ФБР, который провел 10 лет, выслеживая и допрашивая лидеров «Аль-Каиды», а как человек, которому нравятся голливудские фильмы. Как фильм он произвел на меня впечатление, однако он не имеет никакого отношения к реальной истории.

 

Фильм начинается словами «Основано на свидетельствах о реальных событиях из первых уст». Однако создатели фильма с самого начала подменяют реальную историю выдумкой в сцене пыток персонажа по имени Аммар, который в конце концов раскрывает информацию, позволяющую выследить Усаму бен Ладена.

 

Аммар – это собирательный образ, который очень похож на террориста по имени Аммар аль-Балучи (Ammar al-Baluchi). Как в фильме, так и в жизни он был родственником одного из лейтенантов бен Ладена по имени Халид Шейх Мохаммед (Khalid Shaikh Mohammed). Однако представители ЦРУ неоднократно заявляли, что пыткам водой подвергались только трое задержанных террористов. Настоящий г-н Балучи не вошел в их число и не выдавал спецслужбам никакой информации о местонахождении бен Ладена.

 

На самом деле пытки увели нас в сторону от истинного местонахождения бен Ладена. После того как г-на Мохаммеда погрузили в воду 183 раза, он фактически опроверг значимость курьера, который, в конечном счете, и вывел нас на бен Ладена. Множество расследований, в том числе секретный доклад на 6300 страницах, составленный Специальной комиссией Сената по разведке, привели нас к такому же выводу: допрос с пристрастием не приносит положительных результатов. Изображение пыток как эффективного инструмента может сформировать ложные представления у следующего поколения американцев, которое будет искренне уверено, что величайший успех нашего правительства стал возможным лишь благодаря пыткам. Это плохая услуга как нашей истории, так и нашей национальной безопасности.

 

Хотя у создателей фильма есть право говорить все, что им заблагорассудится, правительственные чиновники не имеют права тайно предоставлять создателям фильмов заведомо ложную информацию, чтобы преследовать свои собственные скрытые интересы. Предоставление секретной информации, касающейся секретных программ, означает, что свободного рынка идей не существует и что вместо него существует контролируемый рынок, подверженный разного рода манипуляциям. А это уже злоупотребление властью.

 

Джон Бреннан (John O. Brennan), бывший сотрудник ЦРУ, а ныне один из главных претендентов на должность руководителя этой службы, недавно подтвердил, что этот секретный доклад поднял «серьезные вопросы» по поводу информации, полученной им в то время, когда он занимал должность заместителя главы этого агентства. Г-н Бреннан публично подтвердил то, о чем многие из нас – из тех, кто работал в комнатах для допроса в период разработки программы – предупреждали в течение многих лет: высокопоставленные чиновники, включая самого президента, заблуждались относительно программы допросов с пристрастием.

 

К примеру, в одной из служебных записок Министерства юстиций от 2005 года говорится, что пытки погружением в воду позволили в 2003 году поймать одного из членов «Аль-Каиды» и уроженца США по имени Хосе Падилья (Jose Padilla). На самом деле его арестовали в 2002 году, задолго до начала применения пыток водой, после того как мой коллега из ФБР и я получили о нем информацию от террориста по имени Абу Зубайдах (Abu Zubaydah). Поскольку никто и не подумал сверить даты, выдумку о г-не Падилья посчитали правдой.

 

Когда агенты услышали из уст высокопоставленных чиновников информацию, которая, как нам было известно, являлась ложной, нам запретили говорить об этом вслух. После речи президента Джорджа Буша в 2006 году, в которой содержалась ложная информация – полагаю, его обманули его подчиненные – один из моих начальников сказал мне: «Эти данные все еще секретны. То, что президент говорит об этом, не значит, что нам это тоже позволено».

 

Некоторые из этих служебных записок и докладов, доказывающих их ошибки, были рассекречены, однако они тоже подверглись жесткой цензуре. Такая же участь ждала и книги на эту тему, в том числе мою собственную.

 

Между тем, сторонники пыток стараются обмануть журналистов, писателей и голливудских продюсеров, избирательно рассекречивая материалы и предоставляя им ложную информацию, которая согласуется с их версией.

 

Создатели ленты «Цель номер один» предприняли попытку задокументировать величайшую операцию по розыску преступника мирового масштаба. Однако они не захотели признать, что их «история» основана на данных, полученных из сомнительных источников.

 

Создатели фильма взяли «свидетельства из первых уст», предоставленные им нынешними и бывшими чиновниками секретных служб, и распространили их слова по всему миру, убедив американцев в кинотеатрах по всей стране, и иностранные режимы в том, что пытки – это эффективный инструмент, который помог выследить бен Ладена. В фильме нет ни малейшего намека на то, что существует еще одна версия событий.

 

Главная цель Голливуда – развлечение. Нравственная ответственность за то, чтобы история была правдивой, чтобы общественность не вводили в заблуждение, чтобы ошибки прошлого не повторялись, ложится на Конгресс и президента. Тем не менее, доклад Сената остается секретным, и только людям, допущенным к работе с секретными данными, таким как г-н Бреннан, известно, насколько сильно заблуждается общественность.

 

Долг президента и Конгресса состоит в том, чтобы со всей ответственностью подойти к рассекречиванию этого доклада, а также других документов, которые сторонники пыток не хотят предавать огласке.

 

Это является единственным способом гарантировать, что будущие поколения никогда больше не пойдут по этому темному и опасному пути. Как однажды сказал сенатор Джон МакКейн (John McCain), доклад Сената «может раз и навсегда внести поправку в протокол» и удалить «пятно с совести нашей страны».

 

Как только это будет сделано, в Голливуде будет снят еще один фильм, который расскажет настоящую историю убийства бен Ладена.

 

Али Суфан – бывший специальный агент ФБР, который в прошлом допрашивал задержанных членов «Аль-Каиды», и автор книги «Черные знамена: история 9/11 и войны против “Аль-Каиды” из первых уст».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.