Несколько недель тому назад в США прокатилась крупнейшая за последние полвека волна расовых волнений с требованиями соблюдения гражданских прав. Причиной стал полицейский произвол в отношении чернокожих, причем полицейские не понесли какого-либо наказания, хотя убили безоружных людей.

Это простое превышение служебных полномочий или же очередное проявление расизма, свойственного США? И почему это происходит именно сейчас, когда в США наблюдается экономический рост?

Вопрос желудка

По мнению Иммануэля Валлерстайна (Immanuel Wallerstein), современный расизм является результатом пополнения западных правящих кругов представителями рабочего класса. Начало этому процессу было положено в середине XIX века. Стараясь выработать механизм эффективного сдерживания все более многочисленного и воинственно настроенного рабочего класса в своих странах, буржуазия наделила его некоторыми политическими правами и в определенной степени улучшила его экономическое положение, забыв при этом обо всех остальных. Вот какое объяснение приводит Ленин в словах английского магната Сесиля Родса (Cecil Rhodes) в работе «Империализм как высшая стадия капитализма»: «Моя заветная идея есть решение социального вопроса, а именно: чтобы спасти сорок миллионов жителей Соединённого Королевства от убийственной гражданской войны, мы, колониальные политики, должны завладеть новыми землями для помещения избытка населения, для приобретения новых областей сбыта товаров, производимых на фабриках и в рудниках. Империя, я всегда говорил это, есть вопрос желудка. Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами». То, что Арриги (Arrighi) назвал «тройным пакетом», заключалось в предоставлении права голоса, улучшении социальных условий (впоследствии это стали называть государством всеобщего благосостояния) и внедрения так называемого двойного гражданства, то есть принадлежности к своей собственной стране (национализм) и к так называемому белому миру (расизм). Таким образом, расизм можно рассматривать как явление, свойственное капитализму и призванное оправдать неравномерность экономического развития промышленного мира.

Расизм, который никуда не исчезал, хотя и был спрятан за ширмой демократии, прав человека и выборов, с особой силой проявляется в моменты кризиса в американском обществе. Расовая напряженность достигает такого накала, что кажется, будто мы вернулись в 60-е годы. Доступ к пирогу предоставляется строго по этническим меркам империализма: белые, англосаксы, мужчины. Американский расизм формировался в течение нескольких веков, он не является чем-то спонтанным. Его вдохновляли все та же правящая верхушка. Когда рядовые американские трудящиеся обвиняют латиноамериканских иммигрантов (прежде всего мексиканцев) и чернокожих в снижении их уровня жизни, они забывают об истинных виновниках финансово-экономической катастрофы: банкирах с Уолл-стрит и политической верхушке в Вашингтоне.

Но в этой исторической конструкции происходят глубокие изменения, приводящие к серьезным ограничениям: пока расизм и ксенофобия поощряются на всех уровнях, включая научную среду (посредством книг вроде «Who we are» покойного Самуэля Хантингтона, Samuel Huntington), растущий вес испаноязычных избирателей вынуждает кандидатов на пост президента укреплять связи с этим сообществом. Джеб Буш (Jeb Bush), брат бывшего президента, пытается заручиться поддержкой латиноамериканских избирателей, всячески подчеркивает мексиканские корни своей супруги Колумбы и заявляет о себе как о члене латиноамериканской общины. Изменилась и само распределение голосов. Если раньше это было традиционное кубинское лобби во Флориде, то теперь все громче звучат голоса латиноамериканцев и мексиканцев в Калифорнии, Колорадо, Нью-Мехико, Неваде, Нью-Джерси, Техасе, Флориде и Иллинойсе.

Так, расизм в экономике и избирательный вес в политике отражают противоречивые, но при этом неотвратимые перемены, происходящие в США, где латиноамериканское население занимает все больше жизненного пространства, оттесняя так называемое сообщество WASP (белые, англосаксы, протестанты).

Опасность расового конфликта в США несет в себе угрозу всему миру

На протяжении всей истории империи использовали обострение расовых противоречий и конфликтов, чтобы получить те или иные стратегические преимущества. Особенно в этом преуспели англосаксы, о чем свидетельствует тайное соглашение Сайкса — Пико. В соответствии с этим документом Франция и Германия поделили территорию Османской империи после ее поражения в Первой мировой войне.

Точно таким же способом разжигались межэтнические конфликты на территории бывшей Югославии. Отсюда возникло даже новое понятие, «балканизация».

Уже совсем недавно эта политика вновь нашла применение в наиболее чувствительных зонах крупных держав, выступающих против мировой гегемонии США: на востоке Украины, на российском Северном Кавказе и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая.

Госдепартамент США, который разработал этот внешнеполитический инструмент, с успехом использовал его для достижения своих целей. Но что произойдет, если эти противоречия возникнут внутри самих США, подпитываемые противоречиями и трениями, которые раздирают агонизирующий американский империализм?

Фаза негативного развития в мировой экономике, о которой говорил Кондратьев (речь о теории циклического развития экономики, сформулированной Николаем Кондратьевым в 1920-е годы — прим. ред.), еще не кончилась. Экономика США показывает тенденцию роста на фоне общемирового экономического спада.

В отличие от того, что происходит в России, Китае или Индии, внутренние трения в США не станут следствием противостояния между мусульманами и другими группами населения, которое так любит использовать Госдепартамент.

Американский расизм может стать выражением глубинных противоречий, которые американский империализм, который находится в кризисе, уже не может успешно сдерживать с помощью привычных механизмов.

Американское общество — наиболее вооруженное в мире: на каждые сто жителей там в среднем приходится 89 единиц оружия. Многочисленные вооруженные группировки заявляют о готовности защищать те сообщества, к которым они принадлежат, от всякого произвола. В то же время наблюдается рост сепаратистских настроений. В 2012 году сепаратизм стал основным политическим движением в Техасе, о чем, конечно же, знают и архитекторы мексиканской внешней политики.

По поводу этих групп, которые отстаивают свою независимость, Хуан Хосе Гутьеррес (Juan José Gutiérrez), президент организации «Vamos Unidos USA», заявил: «они хотели бы и дальше пребывать в заблуждении, что США должны оставаться страной с преобладающим англосаксонским населением, которое ничем не хочет делиться с теми, кто не является ни англами, ни саксами».

Rebelión опубликовал эту статью с разрешения автора на правах лицензии Creative Commons, уважая его право на её публикацию в других источниках.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.