Пол Джей: Вот уже более 50 лет Збигнев Бжезинский является одним из самых влиятельных мыслителей и действующих лиц американской глобальной политики. Он были советником при президентах Кеннеди, Джонсоне и Рейгане. Именно он привлек тогда еще мало известного губернатора штата Джорджия в теневую Трехстороннюю комиссию и в итоге с 76-го по 80-й год был советником по национальной безопасности президента Джимми Картера.

Бжезинский был в центре американской власти во время свержения иранского шаха, российского вторжения в Афганистан, нормализации отношений с Китайской народной республикой, строительства ракет и кэмп-дэвидских соглашений.

В своей книге 97 года “Великая шахматная доска” Бжезинский удивительно точным языком изложил свое видение Америки и мира:

“Главный геополитический приз для Америки – Евразия. глобальное первенство Америки непосредственно зависит от того, насколько долго и эффективно будет сохраняться ее превосходство на Евразийском континенте… В Евразии живет около 75 процентов мирового населения, и здесь также сконцентрирована большая часть физического мирового богатства - как в том, что касается промышленности, так и в том, что касается природных ресурсов. На Евразию приходится примерно три четверти разведанных запасов энергоносителей”.

“Внезапное возникновение первой и единственной глобальной державы создало ситуацию, при которой одинаково быстрое достижение своего превосходства — либо из-за ухода Америки из мира, либо из-за внезапного появления успешного соперника — создало бы общую международную нестабильность. В действительности это вызвало бы глобальную анархию”.

“Главная задача – сделать так, чтобы в будущем ни одно государство или же  коалиция государств не смогли бы консолидироваться в геополитическую силу, которая могла бы вытеснить США из Евразии или даже существенно снизить нашу решающую роль арбитра”.



Я пообщался с профессором Бжезинским в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне. Вопрос такой: почему США ведут войну в Афганистане?

_________________________

Пол Джей: Добро пожаловать на The real news network. Меня зовут Пол Джей. К нам присоединяется Збигнев Бжезинский. Спасибо.

Збигнев Бжезинский: Спасибо вам.

- Если немного перефразировать рассуждение в вашей книге, вы пишете о том, что США в целях противостояния глобальной анархии, во имя мировой стабильности, должны поддерживать свое главенство в мире. И ключевой регион доминирования – Евразия. От евразийской стратегии США, по сути, будет зависеть сохранение американского главенства. Какова американская стратегия на предмет Евразии сейчас? И какова тут роль войны в Афганистане?

- Разрешите мне добавить, что в книге я также пишу, что американское превосходство не обязательно будет длиться вечно, и что на самом деле, если мы будем проводить неумную политику, которая исторически, так сказать, не будет идти в ногу со временем, мы проиграем. И я боюсь, что в некотором роде моя обеспокоенность сейчас себя оправдывает, а именно: после 11 сентября мы отреагировали таким образом, что лишь усугубили проблему, и это вовлекло нас в авантюру, финал которой тяжело предсказать.

Однако последствия этой авантюры, если мы ее каким-либо образом не завершим пока не поздно, могут быть разрушительными. А именно - мы ввязались в то, что в своей книге я назвал “Глобальными Балканами”. Балканы были частью Европы, которая была внутренне слаба и разрываема множеством конфликтов, этнических, религиозных и территориальных, в которые великие державы имели склонность ввязываться. А теперь глобальные Балканы простираются от востока Суэца до запада Синьцзяна, от южных границ России, то есть от севера Казахстана, до самого Индийского океана. То есть, они включают в себя регион, где проживают порядка 550-600 миллионов человек. Грустно констатировать – теперь в этом турбулентном регионе мы самый главный герой и противник.

- А почему это имеет такое значение? Почему американское доминирование в этом регионе настолько важно?

- Доминирование означает возможность управлять. Быть во что-то впутанным – это совсем другая вещь. Я, к примеру, ощущаю, что мы переусердствовали в военных действиях, но думаю, что наша способность управлять различными конфликтующими интересами и силами на этом гигантском континенте имеет центральное значение для нашей стабильности и безопасности. Но это не означает, что мы должны быть вовлечены в военном смысле.

- Вы писали о невероятном богатстве региона, о значимости трубопроводов. Почему Америке важно играть во всем этом роль арбитра?

- Еще раз – я не говорю, что Америка должна быть арбитром, но я считаю, что для нас очень важно осознавать, что управление ресурсами играет роль в распределении глобальной власти, и что другие части мира, где у нас есть интересы или с которыми мы поддерживаем близкие отношения, - такие как Дальний Восток, Япония, Китая, Европа, если они станут зависимыми от одной единственной державы, - это может быть деструктивно, может нанести вред и даже спровоцировать конфликты. И потому, например, диверсификация источников энергии является источником безопасности.

- Какова евразийская политика Обамы?


- Это очень хороший вопрос. Может, вам стоит спросить у него самого.

- Ну, он общался с вами. Общается ли до сих пор? Я не знаю. Разрешите спросить у вас откровенно – советовался ли он с вами прежде чем посылать дополнительные войска?

- Если я скажу, что да, это будет искажением фактов. Ну, я был задействован в чем-то вроде обсуждений, в том числе в Белом доме. Но я не думаю, что мой вклад был значительным, потому что из личного опыта я знаю, что действительно значительный вклад исходит от тех людей, которые общаются с ним на ежедневной основе, кто участвует в обсуждении вариантов. Советник был приглашен со стороны, может быть, даже только из вежливости. Он не играет роли в принятии решения. Так что я не питаю иллюзий.

Что я думаю о политике? Я думаю, что у него не было выбора. Он унаследовал ситуацию. Вопрос в том, сможет ли он сейчас разрешить ее таким образом, чтобы она перестала быть бесконечным болотом, в котором мы утопаем. Вот это реальная задача.

- Мысль о том, что Евразия имеет ключевое значение для американской глобальной мощи – именно она является причиной того, что мы в Афганистане?

- Нет. Я думаю, что причиной нашего присутствия там является крупный теракт в США, авторы которого были родом из тихой гавани террористов в Афганистане. Тогдашнему афганскому режиму, режиму Талибана, мы предложили либо покончить с этой тихой гаванью и передать Штатам тех, кто нас атаковал, либо стать мишенью неизбежных военных действий, направленных на уничтожение гнезда террористов, в частности, Аль-Каиды. Они выбрали последнее. Поэтому мы в Афганистане.