За последнюю неделю в Вашингтоне велось множество дискуссий на тему числа войск, которые США должны оставить в Ираке после запланированного на 2011 год ухода из страны. Это решение открыто связано с вопросом сдерживания Ирана, однако на настоящий момент в этом раскладе Штаты пока находятся не в самом выигрышном положении.

Новость, которая привлекла наибольшее внимание за последние дни - это утечка в the New York Times о том, что министр обороны Леон Панетта выступает за сохранение в Ираке контингента численностью от 3 до 4 тысяч военнослужащих. Это вызвало множество споров и привело к ряду опровержений со стороны чиновников Белого дома – США стараются избежать выглядеть так, как будто они просто прогибаются под давлением Ирана и соглашаются на очень ограниченное военное присутствие в регионе Персидского залива.

Размер, роль и расположение будущего американского военного контингента в Ираке имеет большое значение как для Вашингтона, так и для Тегерана. У Штатов есть стратегические интересы в сохранении в Ираке как минимум 10 тысяч военнослужащих. Это бы служило значительной, и во многом символической блокирующей силой против Ирана, которая будет сконфигурирована таким образом, чтобы быть способной стремительно реагировать на потенциальные акты иранской агрессии.

Однако, Иран делает все возможное, чтобы очистить свой западный фланг, и предпочел бы, чтобы американское присутствие в Ираке было гораздо меньше, что-то вроде порядка трех тысяч человек – такие силы будут крайне уязвимы перед лицом поддерживаемых персами боевиков. Это будет усиливать влияние иранского рычага над Вашингтоном в Ираке.

По этой причине в ходе последних недель и месяцев Иран потратил большое количество ресурсов в попытке отговорить различные иракские фракции одобрить масштабное американское военное присутствие в стране. Курды, например, очень заинтересованы в том, чтобы сохранять там США в качестве гаранта безопасности.

В то же самое время иранцы были заняты тем, что проводили крупные военные атаки на северной иракско-иранской границе, давая понять курдским лидерам в Ираке, насколько высоки будут издержки в случае, если они пойдут против воли Ирана в вопросе присутствия американских войск в стране.

Одновременно Иран полагался главным образом на сторонников иракского шиитского лидера Муктады Аль-Садра в плане угрозы устроить масштабную кампанию дестабилизации в стране, если США решат злоупотребить гостеприимностью.

Америке грозят сложные времена по мере того, как она будет пытаться достичь своей стратегической цели в Ираке. Однако Вашингтон при этом имеет варианты. США всегда могут назвать цифру в, скажем, 3-4 тысячи военных и изображать смирение в неофициальных переговорах с Ираном. Однако точное число американских сил и, что более важно, тип остающихся войск, могут быть намеренно неоднозначными на практике.

Кроме того, США смогут поддерживать в Ираке силу, адекватную природе иранской угрозы. Под этим я имею ввиду, что Иран скорее будет полагаться на неконвенциональные средства с целью достичь своих целей в Ираке, и чтобы отражать этот вызов Штатам понадобится иметь крупные силы по проведению секретных и специальных операций.

На настоящий момент Америка, по сути, ведет переговоры о пребывании в режиме ожидания в Ираке. В долгосрочной перспективе, однако, Иран может оказаться не в таком удобном положении, в каком он пребывает сейчас, в особенности с учетом подъема в регионе Турции и возможного падения сирийского режима, дружественного интересам Тегерана. Потому, хотя США сейчас не в очень выгодном положении в отношении Ирана по переговорам о своих позициях в Ираке, любые планы о будущем американском военном контингенте в Ираке могут создать больше опций для США в будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.