Отвратительное соревнование на самые зверские кадры из Ирака демонстрирует моральный упадок человеческой цивилизации. Появившаяся сначала как вспомогательный театр военных действий война кадров обрела самостоятельную жизнь

Столкновения в Ираке хоть и ведутся с помощью современной техники, но на уровне каменного века. Заложника-американца, Николаса Берга (Nicholas Berg), похитители обезглавили, записали это архаичное убийство на видео и запустили в виде клипа в интернет.

Заснятая на видео казнь - ответ на снятые цифровой камерой снимки издевательств над заключенными в тюрьме Абу Граиб. Это соревнование на самые зверские кадры демонстрирует моральный упадок человеческой цивилизации.

Запад пестует сказку о чистой войне

Но этот упадок объясняется не особой жестокостью кадров. Сегодняшние войны не хуже, не кровавее и не аморальнее, чем во все времена. Но, в конечном итоге, они и не лучше, не бескровнее и не чище. И пусть эти войны не сводятся к непосредственным сражениям народов, а ведутся на расстоянии, с помощью высоктехнологичного оружия, все равно сражения эти не виртуальные, и люди гибнут не виртуально.

Но какое-то время именно такое впечатление создавалось с помощью фотографий и видео-клипов. Эту сказку о чистой войне поддерживал, главным образом, Запад. Распространенные военными или прошедшие через их цензуру кадры из Багдада, Кабула или Белграда, казалось, прошли химчистку и были очищены от пятен крови. Показывались вспышки от бомб на ночном небе, а не трупы на земле.

Однако последние съемки издевательств и казни свидетельствуют о противоположном. Они не только доказывают, что американцы больше не могут контролировать видеопродукцию с тех пор, как наряду с CNN стала функционировать также и Аль Джазира и, главное, - интернет. Они демонстрируют, что война кадров, возникшая сначала как вспомогательный театр военных действий, обрела самостоятельную жизнь.

Она настойчиво пробилась в центр происходящего, превратив первоначальное намерение в свою противоположность: то, что Запад в пропагандистских целях пытался скрыть с помощью съемок, а именно жестокость конфликта, теперь же с помощью особо жестоких кадров в пропагандистских целях преувеличивается.

Палачи Николаса Берга делают ставку не на шок, который автоматически вызывает видеосъемка этого преступления. Это, действительно, не ново, ведь есть же фотографии захваченного в 1985 г. пассажирского судна Achille Lauro, на которых изображено убийство Леона Клингхофера (Leon Klinghoffer), инвалида в инвалидной коляске, выброшенного затем в море.

Жесточайшее средство психологической войны

Еще более двух лет назад в Карачи была сделана видеозапись казни похищенного американского репортера Даниеля Перла (Daniel Pearl),- он был обезглавлен бандой исламистов. Нечеловеческая жестокость, увековеченная видеосъемкой, как жесточайшее средство психологической войны, известна также и по Магадиши, а также по недавним кадрам из Фаллуджи, где толпа надругалась над трупами американцев и протащила их по улицам города.

Однако новое в видео казни Николаса Берга заключается в том, что эти кадры говорят не о мести, а об оправдании. Убийцы хотят сказать, что это прямой ответ на издевательства американских солдат над заключенными. Запечатленные в мировом сознании недавние снимки пыток иракцев палачи вмонтировали в видеозапись казни американца.

Глаз за глаз, зуб за зуб, - говорит это послание. Чтобы сделать эту символичную картину еще более изощренной, террористы одели свою жертву в оранжевый комбинезон, какие носят заключенные в тюрьмах США в нынешней войне с терроризмом.

Гуантанамо и Абу Граиб - убийцы сознательно показали причинно-следственную связь. Но фактически это неверно, потому что, во-первых, нельзя отвечать насилием на насилие. Какими бы страшными ни были издевательства над заключенными, они не могут быть оправданием убийства человека.

И во-вторых, псевдоморальное оправдание лицемерно, поскольку подобная жестокость имела место в Абу Граибе еще при Саддаме Хусейне.

В войне снимков США приходится обороняться

Тем не менее, видеосъемка казни возымеет свое действие, прежде всего, в арабском и исламском мире. Это демонстрирует, что США и в этой войне кадров вынуждены занять оборонительную позицию. Именно та держава, которая как никакая другая довела до совершенства визуальное ведение войны, вынуждена отныне бояться съемок - фотографий своих собственных поступков так же, как и жестокого видео противника.

Из этой западни, в которую Вашингтон попал после публикации снимков из Абу Граиба, есть только один выход: все, даже самые шокирующие детали дела о пытках, должны быть выяснены. Только так Вашингтон снова сможет прикрыть свои обнаженные фланги, которыми пока пользуются его противники.

Это не уменьшит гнев и насилие террористов. Но, по меньшей мере, в войне кадров правда снова сможет обрести какое-то значение, хотя бы по одну сторону фронта.