Разрабатываемая система противоракетной обороны бессмысленна как с финансовой, так и со стратегической точки зрения

В этом году, через два с лишним десятилетия после того, как президент Рейган выступил со знаменитой речью о программе 'звездных войн' и начал 'крестовый поход' в защиту Америки от ракетного нападения, Соединенные Штаты наконец развернут первый компонент общенациональной системы противоракетной обороны (ПРО).

Если вам нужен пример того, как деньги из оборонного бюджета растрачиваются впустую, то система ПРО подходит для этого как нельзя лучше.

Идея сделать США неуязвимыми для ракетного нападения родилась за несколько лет до того, как Советский Союз затрещал по всем швам. Она несомненно ушла бы в прошлое вместе с Холодной войной, если бы не группа 'твердокаменных' идеологических приверженцев, продливших ее жизнь за счет переориентации программы на потенциальную угрозу со стороны 'стран-изгоев' вроде Северной Кореи, Ирака и Ирана.

События 11 сентября 2001 г., казалось бы, нанесли смертельный удар мечте о противоракетной обороне. Теракты 'Аль-Каиды' в Нью-Йорке и Вашингтоне заставили президента Буша изменить основополагающую парадигму национальной безопасности.

Соединенные Штаты больше не будут ждать, пока террористы или кто-то еще нанесут первый удар. Напротив, они предпримут превентивные акции, чтобы покончить с угрозой еще в зародыше.

Соединенные Штаты намерены наращивать свой наступательный потенциал, позволяющий нанести удар в любой точке земного шара, чтобы не допустить распространения оружия массового поражения. Передний край этой активной обороны будет выдвинут далеко 'вперед' - т.е. за океан. Другими словами, в соответствии с 'доктриной Буша' США должны предпринимать военные акции задолго до того, как потенциально враждебный режим разработает ракетное или другое оружие, способное достигать территории США.

В этой связи немного странным выглядит тот факт, что 22 июля в подземной шахте у подножья Аляскинской гряды в 107 милях к юго-востоку от Фербенкса была размещена первая противоракета длиной в 55 футов. Еще более странным представляется другое: что при этом администрация Буша вела себя так, будто США развертывает нечто столь же эффективное, безобидное, политически оправданное и необходимое, как подушка безопасности для автомобиля.

Армейский генерал-майор Джон У. Холли (John W. Holly), директор управления по осуществлению программы ПРО на Аляске, заявил, что создание новой ракеты-перехватчика 'знаменует собой конец эпохи, когда мы были неспособны защитить нашу страну от нападения с применением баллистических ракет дальнего радиуса действия'. При подписании проекта оборонного бюджета объемом в 417 миллиардов долларов, президент не скупился на похвалы в адрес системы ПРО, объявив, что 'мы развернем технологии, необходимые для защиты нашего народа'.

К сожалению, аляскинские ракеты не могут защитить Америку. И это еще наименьший из их недостатков.

Техническая эффективность системы ПРО всегда подвергалась сомнению из-за невозможности смоделировать обстоятельства реального нападения, а также наличия дешевых и эффективных технологий противодействия и дезориентации. В докладе, распространенном в мае этого года, Союз обеспокоенных ученых (Union of Concerned Scientists) назвал утверждения администрации о достоинствах аляскинской системы 'безответственным преувеличением'.

Кроме того, система ПРО, возможно, предназначена для борьбы не с той угрозой, с какой следовало бы. В подготовленном в декабре 2001 г. аналитическом докладе разведки об угрозе со стороны баллистических ракет содержится прогноз о том, что несколько государств могут использовать корабли, расположенные близ побережья США для запуска ракет - крылатых ракет, естественно - способных 'поднырнуть' под разрабатываемый противоракетный 'щит'. Вообще, любой эксперт в области обороны территории США признает, что самые уязвимые объекты в стране - это порты и прибрежные воды.

Более серьезным недостатком - если, конечно, вас не волнует, что триллион с лишним долларов и силы множества весьма одаренных людей растрачиваются впустую - представляется тот факт, что развертывание системы ПРО подрывает доверие к новой бушевской стратегии превентивных акций и снижает ее сдерживающий эффект.

Кроме того, программа ПРО чревата дестабилизацией отношений США с Россией и Китаем, которые медленно, но верно возвращают себе статус великих держав.

Наконец, уже полным безумием кажется то, что военные осознают все эти проблемы, но, несмотря на это, продолжают поддерживать программу. Армия, которой поручено развертывание противоракет на Аляске, с готовностью признает, что они не способны отразить скоординированный ракетный удар сколько-нибудь значительного масштаба. Кстати, сами они называют свое июльское достижение 'потенциалом для оборонительных операций в условиях непредвиденной случайности'.

Сторонники противоракетной обороны говорят об уязвимости США, утверждая, что аляскинская система (которая в 2005 г. должна быть дополнена аналогичным объектом в Калифорнии), не является 'последним словом'. Конечной целью является многоуровневая система ПРО мирового масштаба - на суше, море и в воздухе - создание которой, как нашептывают посвященные из военных кругов, позволит защитить США не только от Северной Кореи и Ирана, но, в конечном итоге, даже от Китая и России.

Однако именно из-за этого система ПРО представляет собой серьезную угрозу безопасности США.

Во-первых, в том, что касается Северной Кореи и Ирана, развертывание ПРО вместо проведения политики 'кнута и пряника', позволяющей устранить угрозу со стороны их ракет, скорее всего спровоцирует эти страны на совершенствование своего потенциала в этой области, чтобы увеличить шансы на преодоление американской обороны. В конце концов, если поставить себя на их место, в эпоху американской политики превентивных действий способность нанести удар по США и их интересам является единственным средством сдерживания, исключающим повторение иракских событий на их собственной территории.

Во-вторых, в том, что касается Китая и России, создание более эффективной системы ПРО - подкрепленной лазерами, размещенными в воздухе и космосе, микроволновым и оптическим оружием высокой мощности, средствами 'кибернетической войны' и новыми образцами высокоточных гиперзвуковых обычных вооружений - в конечном итоге подорвет 'равновесие страха', по прежнему определяющее отношения между государствами - обладателями крупных ядерных арсеналов.

Особенно это относится к России. Возможно, сегодня Москва, пусть и 'по расчету', является другом США, но разработка технологий 21 века все больше подталкивает штабистов из Командования стратегических сил в Омахе к приобретению вожделенной способности к нанесению первого удара - этого 'абсолютного оружия' противоракетной обороны.

Несмотря на многочисленные вопросы относительно эффективности системы ПРО и ее способности подорвать стратегическую стабильность в отношениях с Россией и Китаем, сторонники этой идеи утверждают, что какая-то защита от ракет жизненно необходима Соединенным Штатам, учитывая, что все больше стран сегодня занимаются разработкой ядерного оружия. Но и в этом смысле их аргументы бьют мимо цели.

После ликвидации опасности, исходившей от Ирака, и при явной неспособности Сирии и Ливии создать потенциал, необходимый, чтобы угрожать континентальной территории США, единственными источниками такой угрозы остаются Иран и Северная Корея. Если, конечно, речь не идет о Китае, но в этом случае слабенькие калифорнийская и аляскинская системы совершенно неэффективны.

Приведем пример фантастической логики, движущей идеологами ПРО: в ходе прошлогодних учений 'Total Defender 03', призванных 'обкатать' систе6му интегрированной противоракетной обороны США, разработанный военными сценарий предусматривал возникновение в 2017 г. внушительной угрозы со стороны иранских баллистических ракет.

'Условный противник имел ограниченное число межконтинентальных баллистических ракет и ракет промежуточной дальности, а также солидный арсенал баллистических ракет среднего и малого радиуса действия, - говорится в информационном сообщении об этих учениях. - Кроме того, предполагалось, что противник имеет ограниченное число ядерных боеголовок для своих баллистических ракет'.

Речь идет о 2017 г., и сторонники противоракетных систем хотят, чтобы мы поверили, будто в эпоху после 11 сентября и политики превентивных действий Вашингтон будет десять с лишним лет сидеть сложа руки и наблюдать, как Иран разрабатывает межконтинентальные баллистические ракеты, способные нести ядерные боеголовки. Вряд ли такое возможно.

Истина заключается в том, что система ПРО - еще один пример того, как мы готовимся к прошедшей войне, вместо того, чтобы сосредоточить ресурсы и способности на борьбе с новой угрозой.

В краткосрочном плане, 10 миллиардов долларов, что мы сегодня расходуем на программу ПРО - это чрезвычайно высокая плата за простой символ. В долгосрочном же плане эти расходы возрастают до масштабов чистого безумия, если учесть, что конечным результатом станет пренебрежение реальными угрозами и рост нестабильности.

Уильям М. Аркин - аналитик по военным вопросам, регулярно пишущий статьи для нашей рубрики 'Мнения'