Президент, известный экстравагантными указами, заявляет: он хочет, чтобы дети учились ходить на лыжах, невзирая на пятидесятиградусную жару.

Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов уже пользуется вполне заслуженной репутацией одной из самых эксцентричных жертв мании величия во всем мире, но 'великий Туркменбаши' - он любит, чтобы его называли именно так - похоже, намерен поднять неосталинистскую нелепицу на новую высоту, даже по собственным гротескным стандартам.

Якобы для того, чтобы доставить удовольствие пяти миллионам граждан своей многострадальной вотчины - одной из самых жарких стран мира - г-н Ниязов приказал построить в горах возле туркменской столицы Ашгабада дворец изо льда, хотя температура в регионе порой достигает 50 градусов. 'Давайте построим ледяной дворец, настолько большой и величественный, чтобы вместить 1000 человек, - с энтузиазмом заявил он по национальному телевидению. - Наши дети смогут научиться кататься на лыжах и коньках. Мы можем построить там кафе и рестораны'.

Явно не замечая опасности, что в пустыне дворец может просто растаять, и горя желанием одолеть матушку природу, г-н Ниязов уже отдал приказ о начале строительства. Дворец предполагается закончить через 10 месяцев. По замыслу шестидесятичетырехлетнего диктатора сооружение увенчает гигантский аквариум с тропическими рыбами; кроме того, он распорядился соединить дворец с Ашгабатом канатной дорогой. Стоимость грандиозного проекта не разглашается. Несмотря на обширные запасы нефти и газа, Туркменистан - одна из беднейших стран мира.

Неудивительно, что эти планы вызвали недоумение и насмешки у тех, кто находится вне пределов досягаемости человека, железной рукой управляющего Туркменистаном с 1985 г., когда он возглавил партийную организацию республики. 'Ледяной дворец - не первый амбициозный проект Туркменбаши, - саркастически замечает московская ежедневная газета 'Известия', - но, пожалуй, самый экстравагантный. Никто на территории бывшего СССР еще не пытался построить подобное технически сложное сооружение в таком жарком климате. Г-н Ниязов станет первым главой постсоветского государства, обещающим учить детей кататься на лыжах в пустыне'.

Г-н Ниязов уже не раз бил все рекорды диктаторской эксцентричности. Стремясь создать вокруг собственной персоны неосталинистский 'культ личности', он усеял столицу плакатами и статуями с изображением пухлощекого 'Отца туркмен'. Дни недели и месяцы были переименованы - теперь они носят имена его самого и его родственников - а в туркменском языке слово, означающее хлеб, было заменено именем его покойной матери Гурбатсолтан, чьих статуй в Ашгабате тоже видимо-невидимо.

Кроме того, идя по стопам китайского лидера Мао Цзедуна, г-н Ниязов опубликовал собственную версию знаменитого цитатника в красной обложке. Этот том под названием 'Рухнама', посвященный рассуждениям о духовности, считается 'моральным кодексом' туркмен. Его изучение включено в школьные и вузовские программы. Детальное знакомство с содержанием 'Рухнамы' обязательно для каждого гражданина, желающего получить . . . водительские права.

Похоже, ни один элемент повседневной жизни не представляется г-ну Ниязову слишком незначительным или банальным, чтобы удостоиться одного из его абсурдных указов. Последним из них стал запрет телевизионным дикторам гримироваться, поскольку, по его словам, он с трудом может отличить мужчин от женщин, и к тому же хочет, чтобы прекрасная 'пшенично белая' кожа туркменок представала на телеэкране во всей красе.

Длинные волосы, бороды и золотые зубы тоже попали под запрет; мало того, г-н Ниязов, приравнивающий себя к божеству, точно определил значение понятия 'возраст'. Детство заканчивается в 13 лет, юность - в 25, а молодость продолжается до 37. Старость, согласно его предписанию, наступает в восьмидесятипятилетнем возрасте. В 1997 г., вынужденный бросить курить после серьезной операции на сердце, г-н Ниязов приказал всем министрам правительства последовать его примеру и запретил курение в общественных местах.

В 1991 г он был избран первым президентом Туркменистана после распада СССР, а в 1999 г. высший законодательный орган страны назначил его 'пожизненным президентом'. Таким образом, в Туркменистане де-факто существует однопартийная система: оппозиция подавляется в зародыше а на СМИ надет крепкий 'намордник'.

Как утверждают правозащитные группы, г-н Ниязов держит в узде свое царство в пустыне с помощью пыток, похищения людей, произвольного заключения под стражу, разрушения домов неугодных, принудительного труда и изгнания непокорных. Он считает себя поэтом, но эти стихи вызывают скорее мурашки по коже, чем удовольствие. 'Я - дух Туркмении, возродившийся, чтобы привести вас к золотому веку, - гласит одно стихотворение. - Я ваш спаситель. . .У меня зоркий взгляд - я вижу все. Если вы честны в своих поступках, я это вижу; если же вы совершаете грехи, и это не укроется от меня'.

Если его и можно назвать всевидящим, то, всезнающим, увы, не назовешь - особенно когда речь идет о температуре таянья льда.