22 марта 2005 года (UPI). Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации Юрий Балуевский на этой неделе возвращается домой самолетом с Дальнего Востока, где он занимался окончательным согласованием плана крупного амбициозного совместного военного учения России и Китая, которое запланировано на нынешнюю осень.

Однако переговоры были далеко не легкими. Как сообщила в четверг московская газета "Коммерсант", Китай хотел, чтобы это учение - первое в истории совместное учение двух стран - проводилось на территории провинции Чжэцзян (Zhejiang), вблизи о. Тайвань.

Политическое послание проведения учения в этой китайской провинции было бы драматически ясным: Россия готова поддержать Китай в случае военной конфронтации с Соединенными Штатами из-за острова, президент которого, Чен Шуйбянь (Chen Shui-bian), взял курс на полную правовую независимость от материкового Китая.

"Пекин пытается использовать Россию как дополнительный рычаг давления на непокорный остров, чтобы показать ему, что его политика вызывает неудовольствие также и России, от которой тайваньцы ожидают помощи в своем диалоге с Пекином и в своем стремлении вступить во Всемирную торговую организацию (ВТО) и в Организацию Объединенных Наций (ООН)", - сказано в статье газеты "Коммерсант".

Но это было уж слишком для осторожных россиян. "Совместное учение в этом районе было бы слишком провокационным и спровоцировало бы сильную реакцию не только со стороны Тайваня, но также со стороны Америки и Японии, которые недавно включили этот остров в зону своих общих стратегических интересов", - сказано в статье газеты "Коммерсант".

Вместо этого россияне хотели, чтобы это учение проводилось в обширном Синьцзян-Уйгурском автономном округе на северо-западе Китая, в сердце Центральной Азии.

С точки зрения заявленной цели учения - обеспечение скоординированных действий вооруженных сил двух стран в борьбе против международного терроризма - это имело больше смысла.

Россияне глубоко увязли в борьбе за сдерживание угрозы исламского экстремизма в пяти бывших советских республиках Средней Азии, особенно в Таджикистане. А Китай очень чувствителен к угрозе, которую он может разжечь среди исповедующих ислам уйгуров, которые проживают в Синьцзян-Уйгурском автономном округе. Но, возможно, именно в силу этого они не хотели привлекать внимание к этому району и наотрез отказались от российского предложения.

В конечном счете, обе стороны согласились, что намеченное на нынешнюю осень учение под названием "Commonwealth 2005" (Содружество-2005) будет проводиться на Шаньдунском п-ове, северо-восточное побережье Китая, омываемое Желтым морем.

И даже тогда китайцы попытались изменить формат учения своими предложениями об увеличении контингентов войск за счет привлечения морских пехотинцев и кораблей Тихоокеанского флота России. Высадки морских десантов с целью захвата этого района предлагалось отрабатывать во время проведения "антитеррористического" учения.

Само по себе согласие России участвовать в этом учении, "неизбежно вызовет фурор в Америке, в Японии, на Тайване", но отказ от него "испортит ее отношения с Китаем", подчеркивается в статье в газете "Коммерсант".

В самом деле, идею проведения учения выдвинула российская сторона. И та важность, которую придает этому учению Кремль, нашла отражение в том факте, что первая заграничная поездка Балуевского после того, как он в июле прошлого года занял свою теперешнюю должность, была предпринята для достижения окончательной договоренности в отношении этого учения.

В Пекине российский генерал сказал, что развитие отношений стратегического партнерства с Китаем является одним из приоритетов России. Как сообщила китайская официальная газета "China Daily", на встрече в четверг он заявил своему китайскому коллеге, Лян Гуанле (Liang Guanglie), что Россия готова работать вместе с Китаем над укреплением двусторонних связей.

Масштабы этого учения будут значительно большими, чем просто координация антитеррористических действий. По сообщениям, в нем примут участие части российских и китайских сухопутных войск, военно-морских флотов (включая подводные силы) и военно-воздушных сил. Россия направит парашютно-десантную роту, самолеты дальней авиации и фронтовые истребители, подразделение морской пехоты и группу кораблей Тихоокеанского флота.

"Первоначальными планами предусматривалось отработать во время учения оперативное взаимодействие в борьбе против терроризма. Однако Пекин умело меняя формат учения, "сделал попытку переориентировать вооруженные силы двух стран на участие в учении, имитирующем вторжение на о. Тайвань", сказано в сообщении РИА "Новости.

Россияне интерпретируют все это дело в более осторожных и оборонительных тонах. Задача учения, сказано в заявлении Министерства обороны России, отработать взаимодействие при проведении миротворческой операции с участием мобильных сил России и Китая, что подразумевает "антитеррористические" аспекты.

Один российский военачальник заявил газете "China Daily" на прошлой неделе, что учение должно помочь обеим сторонам координировать свою борьбу против "терроризма". Этот генерал заявил, что приехал в Китай "с большими полномочиями от министра обороны". "Нам есть что обсудить и предложить нашим китайским коллегам в сфере военно-технического сотрудничества и в других сферах", - сказал он.

И все же, как отметил аналитик Сергей Благов в своем исследовании для бюллетеня "Eurasia Daily Monitor" вашингтонского Джеймстаунского фонда (Jamestown Foundation): "Запланированная совместная военная игра, очевидно, заманила Россию в ловушку. Это учение, скорее всего, вызовет озабоченность в Вашингтоне и в Токио, тогда как отказ от проведения учения будет иметь негативные последствия для связей (России) с Пекином".