Вы встретились в Париже с различными политическими деятелями и с министром иностранных дел Франции, Мишелем Барнье (Michel Barnier). Как Вы восприняли проведение четырехстороннего саммита с участием Германии, Франции, Испании и России?

Моя реакция довольно сдержанна. В политике ЕС в отношении стран Востока есть недостатки. Ей недостает согласованности. На деле ничего не происходит, под предлогом того, что Россия не готова принять европейские стандарты, что белорусский диктатор не может быть партнером по переговорам, что нельзя подойти к молдавскому вопросу из-за Приднестровья. К тому же не было ясной и сильной реакции на 'оранжевую революцию' на Украине.

Европейские страны, каждая из них в отдельности, ведут свою политику в отношении Востока, но у ЕС, как такового, нет общего подхода в этом вопросе. Для нас непременным условием согласованности во внешней политике ЕС является выработка общего подхода к проблеме Востока. Польша весьма заинтересована в создании общей внешней политики ЕС. Но нужно, чтобы ее составляющей была политика в отношении Восточной Европы.

Должна ли была Польша участвовать в саммите четырех?

Достаточно взглянуть на карту Европы, чтобы заметить, что за столом переговоров не хватало одной страны. Но, в то же время, проблема состоит не в том, чтобы узнать, кто участвует в переговорах, но в том, чтобы в ЕС был достигнут консенсус, исходя из чего и велись бы переговоры.

Хавьер Солана (Javier Solana) - глава европейского внешнеполитического ведомства - сыграл важную роль в разрешении украинского кризиса, его миссия стала знаковой, она показала, что ЕС действует согласованно, что Великобритания, Германия или Польша не действовали по отдельности.

Европейская Конституция подразумевает, что позиции министра иностранных дел будут сильными. Вы считаете, что избрано верное направление?

Да, министерство как институт должно играть важную роль, и министр должен быть сильной личностью. Чем больше вероятность этого, тем больше надежды на то, что будет выработана общая внешняя политика ЕС, и страны не будут действовать по отдельности. Нас бы не удовлетворило, если бы министр иностранных дел стал игрушкой французской или немецкой дипломатии.

Вы были противником европейской Конституции, выступали под лозунгом 'Ницца или смерть'. Теперь это в прошлом?

Когда были внесены изменения в процесс принятия решений в ЕС, и был выработан принцип демографического правила в принятии решений Совета Европы, мы утратили способность влиять на ситуацию, так, как мы могли это делать согласно договору, подписанному в Ницце. На данный момент ЕС прекрасно работает, следуя этому договору. Все критики, которые утверждают, что ситуация не так хороша, не имеют достаточных аргументов. Кроме того, я считаю, что Франция допустила ошибку, отказавшись в проекте Конституции от принципа равенства голосов с Германией в Совете. В будущем, выполнение этого демографического правила создаст проблемы, особенно в перспективе вступления Турции. С трудом можно себе представить, что Турция может вступить в ЕС на этих основаниях. Я не верю, что французский народ согласится с этим принципом.

Если Ваша партия возьмет верх на следующих выборах, как показывают опросы, скажете ли Вы 'нет' ратификации Конституции?

Мы будем размышлять над этим вопросом. Мы не отличаемся от крупных французских партий. Есть еще и внутренняя дискуссия внутри 'Гражданской платформы'. Мы не хотим, чтобы решение, принятое Польшей, было воспринято как блокада решений, принятых за последние годы, в том числе и о расширении. Я признаю, что мы стоим перед дилеммой. Нам нужно дать время. Прежде чем принять решение, мы будем ждать того, что скажут французы 29 мая на референдуме.

*Ян Мария Рокита (Jan Maria Rokita), 45 лет, в прошлом - борец 'Солидарности' в составе студенческого движения, был избран депутатом в 1989 году, стал известен широкой публике в 2003 году, когда работал в составе парламентской комиссии, расследовавшей громкий скандал, очернивший репутацию бывшего премьер-министра Лешека Миллера (Leszek Miller). Рокита хорошо зарекомендовал себя, проявив тонкость мышления в служении благому делу - борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. Рост его популярности способствовал возвышению его партии 'Гражданская платформа' (правые центристы), которая лидирует в опросах. Велика вероятность того, что он станет премьер-министром, в случае победы правых на парламентских выборах. Лидер парламентской группы, этот европеец исходит из несколько туманных посылок, но его популярность упрочилась, после того как он выступил против проекта европейской Конституции, предусматривающего снижение влияния Польши в ЕС. Польша вступила в Европейский Союз в мае 2004 года.