Вы помните "проблему 2000 года", которую еще называли "Y2K"? Напомним: она основывалась на вероятности, что в полночь 31 декабря 1999 г. внутренние часы старых компьютерных программ сбросятся до 00.00:00, что вызовет хаос. После нескольких лет страшных историй на обновление компьютерных сетей и программного обеспечения были потрачены миллиарды фунтов стерлингов. Самые нервные предсказывали какую-то техногенную катастрофу и запасались золотыми монетами ЮАР и водой. Но часы протикали от 23.59:59 до 00.00:01 первого дня 2000 г., и ничего не произошло. Вопрос следующий: действительно ли кризис предотвратили годы апокалиптических предостережений и потраченные миллиарды? Или наступление 2000 г. и так не вызвало бы особых проблем? Мы уже никогда не узнаем, не были ли деньги потрачены впустую.

Теперь перед миром стоит похожий вопрос. Но вместо "Y2K" нам грозит "H5N1" - штамм вируса птичьего гриппа, распространяющегося по Азии с 1997 г. и переносимого мигрирующими дикими птицами. H5N1 и его вариации могут заражать как пернатых, так и людей. В настоящий момент подхватить его нелегко: пока им заразились только те, кто находился в непосредственном контакте с инфицированными птицами. Другим людям он, похоже, не передался. Однако вирус смертелен, потому что у человека нет иммунитета к этому штамму. На сегодняшний день около половины всех инфицированных умерли, т.е. около 60 человек во всем мире за два года. И все же, несмотря на масштаб, H5N1 пока нельзя сравнить со вспышкой испанского гриппа ("испанки") в 1918 г., которая унесла жизни 50 млн. человек. Впрочем, ситуация может измениться очень скоро. Вирусы мутируют быстро и непредсказуемо, и именно страх перед появлением новой вариации H5N1 (менее смертоносной, но более заразной) заставляет ученых и политиков быть начеку. Ведь "испанка" сначала появилась как вирус птичьего гриппа "H1N1".

В случае с H5N1 много времени и энергии может быть потрачено непонятно на что, как это было с Y2K. Ведь за несколько лет вирус не превратился в массового убийцу. Однако между двумя этими потенциальными проблемами существует большая разница: у Y2K была определенная конечная точка - начало тысячелетия. У штамма H5N1 такой точки нет. Более того, связанные с вирусом опасности становятся более серьезными. Недавно российские чиновники из-за вспышки птичьего гриппа ввели карантин на одной сибирской птицефабрике, а Всемирная организация здравоохранения предупредила, что распространение вируса "увеличивает вероятность заражения людей". Ученые подсчитали, что вирус распространяется со скоростью 30-50 км в день и уже достиг Урала. Тем временем птицеводам в Голландии советуют держать свое поголовье в помещении, чтобы предотвратить контакт с мигрирующими стаями. В настоящий момент ситуация напоминает первые главы какого-нибудь мрачного романа Майкла Крайтона (Michael Crichton).

Вопрос дошел даже до Великобритании. Врачей уже инструктируют искать симптомы птичьего гриппа. Но, несмотря на все разговоры о 100 млн. возможных смертей во всем мире, стоит задуматься о подходящем плане действий. Пока что Департамент здравоохранения создал резерв вакцины, достаточной для прививания четверти населения страны. Но самым лучшим и безопасным лекарством остается международное сотрудничество. Необходимо наблюдение за вирусом в режиме реального времени, для отслеживания генетических изменений. В Азии, в областях наибольшего риска, необходимо создать вирусологические центры раннего оповещения. Это потребует финансирования, причем значительного, но все же обойдется намного дешевле, чем возможная эпидемия. Потребуется высокий уровень взаимодействия с самыми протекционистскими правительствами мира, особенно с Китаем, а также с Россией и Казахстаном. Например, если в Бирме произойдет вспышка эпидемии среди людей, которую репрессивный режим страны замолчит, это поставит крест на надежде, что превентивное уничтожение больных птиц в регионе и вакцинация помешают H5N1 перерасти в величайшую мировую проблему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.