По опыту мы уже знаем, что заявления Джорджа Буша по Ираку могут служить прекрасным барометром для определения того, как на самом деле развивается ситуация: чем больше оптимизма в речах президента США, тем скорее нужно готовиться к худшему. Все еще помнят, как он с победным видом провозгласил 'Миссия выполнена!', когда американские войска вошли в Багдад. А ведь тогда все неприятности еще только начинались.

Печальный итог на сегодняшний день уже составляет около 2000 погибших американских солдат и десятки тысяч иракцев. Поэтому меня не могут не беспокоить бодрые заявления, сделанные во вторник хозяином Белого дома. Говоря о долгожданном компромиссе, достигнутом при активном участии американского посла в Багдаде Залмая Халилзада (Zalmay Khalilzad) между шиитами и курдами по проекту новой конституции, Буш поспешил объявить, что это 'выдающееся событие' положило начало 'периоду надежды'. Он не скупился на обнадеживающие слова и попросил главу своей пресс-службы особо отметить 'важные успехи, достигнутые по большинству статей конституции, путем дискуссий, диалога и поиска компромисса'.

На самом деле все совсем не так: в проекте конституции, точный текст которой все еще держится в секрете, большую роль будет играть ислам, как 'основной источник' права. Кроме того, там совсем не затрагивается проблема Киркука, который сейчас находится в суннитской части Ирака, но курды уже предъявили на него свои претензии. Не приходится надеяться на то, что ислам будет гарантировать, как об этом заявлял Джордж Буш, права меньшинств и женщин.

Конечно, парламент, избранный 31 января, поддержит этот текст. Там слишком много шиитов и курдов (215 мест из 275), поскольку сунниты в большинстве своем бойкотировали эти выборы. Но на референдуме, намеченном на 15 октября, текст конституции вполне могут провалить. По временному закону, чтобы конституция вступила в силу, за нее должны высказаться две трети избирателей в 16 из 18 провинциях. А сунниты, большинство лидеров которых заявили о том, что поднимут восстание, если Парламент одобрит конституцию, составляют большинство в четырех провинциях.

Неспособность вовлечь суннитов в конституционный процесс - большая политическая неудача для США и явный успех сторонников Саддама и их исламистских союзников. Но такой поворот событий был, в общем, предсказуем, когда США начали подгонять события и в одностороннем порядке приняли решение, что иракцы обязательно должны прийти к какому-либо консенсусу 15 августа.

Недельной отсрочки было явно недостаточно, чтобы уговорить суннитских лидеров присоединиться к федеральному, теократическому проекту, составленному курдами и шиитами. Ностальгия по 'Арабской республике', которая была символом превосходства суннитов, навязанного англичанами в начале XX в. и тщательно сохраняемого Саддамом Хусейном, оказалась слишком сильна. Так же, как и страх возмездия со стороны готовых бороться до конца исламистов и группировки ХАМАС. Ведь в начале месяца уже были убиты два суннита, входившие в конституционную комиссию. Но если сунниты будут цепляться за уже ставшую утопией идею сильного централизованного государства, они тоже обречены на провал, противостояние чревато гражданской войной.

Сейчас у них нет никакого шанса получить доступ к черному золоту, которое течет в карманы курдов и шиитов, тогда как принятие федерального проекта могло бы быть обусловлено заранее обговоренным распределением нефтяных ресурсов страны. Да и тут нужно было бы время, но США не захотели этого понять и поспешили ускорить этот тупиковый политический процесс. Чтобы скорее отрапортовать 'Миссия выполнена!'

Но дальше будет только хуже, и не только потому, что потери американцев постоянно растут, а бомбы, на которых подрываются патрули и конвои, становятся все сложнее (хотя количество терактов с использованием начиненных взрывчаткой машин и уменьшилось), но еще и потому, что провал проекта конституции на грядущем 15 октября референдуме грозит новым витком медленно разгорающейся гражданской войны. Он также может подтолкнуть курдов и шиитов к одностороннему провозглашению автономии. А это будет означать общую дестабилизацию обстановки в регионе, если учитывать крайне враждебное отношение Турции к планам курдской автономии и растущее вмешательство Ирана в иракские дела.

Но у оптимиста Буша нет времени ждать, хотя его политику в Ираке поддерживают лишь 34% американцев. И сразу появляются мрачные воспоминания - о том, как мал был процент одобрения вьетнамской политики Линдона Джонсона в 1968 г.: как раз тогда ему пришлось отказаться от выставления своей кандидатуры на следующие выборы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.