Самое откровенное заявление госсекретаря США Кондолизы Райс (Condoleezza Rice) в ходе визита в Великобританию на этой неделе касалось сенсационной победы радикального исламистского движения 'Хамас' на выборах в Палестине. 'Естественно, у меня возник вопрос, почему никто этого не предугадал, - Надеюсь, мы тщательно изучим причины. Это, пожалуй, говорит о том, что мы недостаточно внимательно отслеживали настроения палестинцев'.

Возможно, этот провал с точки зрения сбора и анализа информации не приведут к таким катастрофическим последствиям, как аналогичный провал по Ираку - хотя многие израильтяне настроены куда пессимистичнее. Однако он, несомненно, поставил в весьма неловкое положение тех людей в Белом доме, кто выступает за политический курс по формуле 'сначала - демократия, потом - урегулирование конфликтов. Слишком долго они позволяли идеологическим соображениям и израильским разведслужбам определять характер своих аналитических оценок.

Сегодня та же угроза нависла над политическим курсом Вашингтона в отношении Ирана - впрочем, его действия вообще не заслуживают названия 'политический курс'. Если и здесь дело завершится провалом, и события пойдут все по той же спирали - от санкций к военной операции - это может обойтись Америке куда дороже во всех отношениях, чем война в Ираке. Такой результат станет лишь оправданием стремления тегеранского режима обзавестись ядерным оружием, и еще больше усилит позиции клерикалов, и без того пользующихся там преобладающим влиянием. Достигнутое на этой неделе соглашение о передаче вопроса об иранской ядерной программе на рассмотрение Совета безопасности ООН - в отсутствие четкого плана действий на следующем этапе - становится, таким образом, опасным 'шагом во тьму'.

В своем докладе Конгрессу президент Джордж У. Буш стремился провести четкое различие между действиями тегеранского режима - 'узкой клерикальной элиты, изолирующей собственный народ от внешнего мира и подвергающей его репрессиям' - и 'гражданами Ирана'. Первым он заявил, что США 'сплотит весь мир' ради общей цели - не позволить им создать ядерное оружие. Последних же президент заверил, что 'Америка уважает вас, уважает вашу страну. Мы уважаем ваше право самим определять собственное будущее и завоевать себе свободу'. Это был весьма прозрачный намек на то, что 'смена режима' в Иране тем или иным способом не снимается с повестки дня.

Однако, в ходе всех этих дискуссий об иранских ядерных амбиций слишком мало внимания уделяется вопросу о том, почему эта страна готова занять столь конфронтационную позицию. Ответив на него, мы сможем понять, как убедить Тегеран не делать этого. Кроме того, за рубежом (особенно в США) не осознают, что 'ядерная политика' властей весьма популярна в народе.

'Хотя большинство иранцев презирают сторонников 'жесткой линии' и были бы рады падению их режима, ядерную программу они поддерживают, - отмечает Ширин Эбади (Shirin Ebadi), известная правозащитница, получившая в 2003 г. Нобелевскую премию мира. - Она не только обоснована экономически, но и стала предметом национальной гордости для древнего народа со славной историей. Никакое иранское правительство, независимо от идеологической ориентации или приверженности демократии, не осмелится прекратить ее осуществление'.

Еще важнее тот факт, что в Иране прочно утвердилось ощущение собственной незащищенности. В относительной близости от него расположен целый ряд государств, обладающих ядерным оружием: на востоке - Индия и Пакистан, на севере - Россия, на западе - Израиль. Совсем недавно он был вынужден вести изнурительную восьмилетнюю войну с Ираком, в которой погибли сотни тысяч человек. Но самую большую угрозу для страны, по мнению иранцев, представляет Америка. В Тегеране ходит такой анекдот: 'Какая страна, кроме Канады, граничит с США со всех сторон? Иран'.

Поскольку Вашингтон отказывается вести переговоры с Тегераном, эта важнейшая проблема безопасности вообще не обсуждается. Британия, Германия и Франция - 'европейская тройка', пытавшаяся решить проблему дипломатическим путем - не может дать никаких гарантий, что у г-на Буша нет намерений свергнуть нынешнюю власть в Иране. Они могут лишь оттянуть прямое вмешательство США в ход событий. Тем не менее, Вашингтон не проявляет готовности ни смягчить свою позицию относительно отказа от переговоров с Тегераном, ни прекратить постоянные намеки насчет 'смены' тамошнего режима.

Единственным государством, считающим, что превращение Ирана в ядерную державу представляет для него непосредственную угрозу, является Израиль, однако его лидеры ни в коем случае не желают, чтобы именно их страна в одностороннем порядке нанесла авиаудар по иранским объектам, где, как предполагается, ведутся работы над ядерным оружием - даже если технические возможности для этого у Тель-Авива есть. Они знают, что в этом случае Израиль вновь столкнется с международной изоляцией, даже если в Вашингтоне к такой акции отнесутся с сочувствием.

По мнению большинства аналитиков, военная акция может в лучшем случае замедлить реализацию иранских ядерных амбиций. Именно такую точку зрения высказал на прошлой неделе сэр Майкл Куинлэн (Michael Quinlan), бывший заместитель министра обороны Великобритании, выступая на конференции в городе Герцлия под Тель-Авивом: 'Чтобы такая акция могла увенчаться полным успехом, она должна осуществляться примерно в рамках 'иракской модели' принудительной смены режима'. При этом, отметил он, поскольку территория Ирана больше, а национальный состав населения однороднее, выполнить задачу будет куда труднее, чем в Ираке.

Он также предположил: если Иран применит ядерное оружие против какой-либо страны региона, для режима это будет равносильно 'самоубийству'. Даже когда во главе страны стоит такой президент как Махмуд Ахмадинежад, способный на заявления о том, что Израиль следует 'стереть с карты мира', вероятность осуществления подобной угрозы, по его мнению, 'ничтожно мала'.

Проблема в отношениях с Ираном состоит в том, что угрозы на него, судя по всему, уже не действуют. Введение экономических санкций, способных серьезно затронуть иранскую нефтяную промышленность, с учетом нынешней ситуации на рынке крайне маловероятно. Против подобных санкций выступают Китай, Россия и Индия, заинтересованные в экономическом и энергетическом сотрудничестве с Тегераном. Такой же позиции придерживаются многие страны-участницы Евросоюза, и иранскому режиму это хорошо известно.

Посмотрим правде в глаза: тегеранский режим не верит, что против него действительно пустят в ход 'большую дубинку'. Поэтому единственное решение проблемы - убедить иранских лидеров, что ядерное оружие им попросту не нужно, поскольку над ними больше не нависает угроза насильственной смены режима. Дать такие гарантии могут только США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.