Журналисты, освещавшие предвыборную кампанию 'У' в 2000 г., часто задавались вопросом: перестанет ли наследник династии Бушей вести себя по-идиотски, когда взойдет на трон? Прекратит ли он во время интервью дурачиться с влажным полотенцем для рук, которое ему подали перед обедом в самолете? Перестанет он делать страдальческую мину и поигрывать бровями на поминальных службах? Удастся ему из пустого и легкомысленного стать серьезным?

'Во многом Буш, каким я его знал, был совершенно не готов к тому, что ждет его впереди, - пишет Фрэнк Бруни (Frank Bruni), журналист New York Times, следивший за восшествием 'У' на престол, в своей книге 'Галопом в историю' (''Ambling Into History''). - Буш, каким я его знал - отчасти озорник, отчасти путаник, вечный гуляка-студент и бестактный шутник, проводящий будни в спортзале, а выходные - в постели, взрослый снаружи и ребенок внутри, причем эта детская сущность часто выплывает на поверхность, а то и хлещет через край'.

Инцидент с включенным микрофоном на ланче во время Петербургского саммита 'восьмерки' в этот понедельник еще раз продемонстрировал: 'У' и не думал приспосабливаться к своей новой роли. Президент холит и лелеет собственную незрелость и ограниченность, превращая любое мероприятие, в котором ему доводится участвовать - независимо от его серьезности и торжественности - в разухабистую студенческую вечеринку, где он чувствует себя как рыба в воде.

Какое ему дело, что лидер свободного мира должен соответствовать требованиям протокола и церемониала - он повсюду держится и разговаривает, как второкурсник, он всегда беззаботен, всюду лезет со своими грубыми подначками и упрощенным взглядом на жизнь - сквернословит, бахвалится, разговаривает с Тони Блэром, одновременно пережевывая булочку с маслом, или, подкравшись, хватает за плечи ничего не подозревающую Ангелу Меркель (Angela Merkel). Он даже саммит мировых лидеров способен превратить в кабак.

В данном случае, когда Буша застали 'врасплох', больше всего в его ремарках поражает, насколько он чувствует себя 'жертвой профессии'. Ему на удивление неприятно то дело, которым он занимается. Даже после катастрофы в Ираке и урагана 'Катрина', он по-прежнему воспринимает свои президентские обязанности как колоссальную помеху, не дающую спокойно кататься на горном велосипеде или расчищать заросли на ранчо.

Из отрывков разговора, которые 'подслушал' микрофон, мы узнаем, что г-н Буш не потрудился подготовить собственную заключительную речь на саммите, и слышим, как он брюзжит насчет того, что ему приходится выслушивать длинные выступления других лидеров. Чем же тогда, по его мнению, должен заниматься президент?

Неважно, что мир трясет как в лихорадке, а саммит - редкая возможность обсудить тревожную ситуацию с коллегами: Бушу не до того - он сгорает от страстного желания вернуться в Белый дом, к любимой пуховой подушке и тренажерам.

'Домой надо', - доверительно сообщает он соседу за столом - Сегодня вечером поработать нужно. В аэропорт, на самолет - и домой!' Кстати, представитель пресс-службы Белого дома сообщил, что после возвращения в Вашингтон в 16:00 в понедельник никаких дел у г-на Буша запланировано не было.

Когда слышишь его рассуждения о том, что Россия - большая страна, так и ждешь, что сейчас он заорет 'Йоу, Конди!', и спросит госсекретаря: 'Слушай, а как называется та вторая страна, тоже большая такая - там еще живет больше людей, чем в любой другой стране. На 'К' начинается. Там когда-то папа работал [Джордж Буш-старший был послом в Китае - прим. пер.]'.

Возможно эта манера 'рубахи-парня' - своего рода бунт против собственной семьи, где правила приличия и дипломатичность ценятся выше всего. Однако если Буш скучает или раздражен, он начинает вести себя просто по-хамски - даже когда находится в раззолоченном царском дворце, а не техасском захолустье.

Тони Блэра он называл просто по фамилии, как слугу, отмахнулся от его предложения помочь в урегулировании израильско-ливанского кризиса, а затем попросту перевел разговор с серьезных тем на ерунду, вспомнив о свитере от Burberry, который британский премьер подарил ему на шестидесятилетие: 'Спасибо за свитер. Ты очень внимателен'. После этого он 'подколол' Блэра, который вился вокруг него, пытаясь подольститься, словно жена, затюканная мужем-тираном: 'Я же знаю, ты сам его выбирал'.

После всех своих попыток подорвать позиции ООН и Кофи Аннана, 'У' в понедельник отзывался о нем так, будто это однокурсник, проигравший пари, которого можно отправить за пивом или ящиком диетической колы: 'Мне казалось, что надо бы сказать Кофи, чтобы он вышел по телефону на Ассада и сделал что-нибудь'.

Его непробиваемая уверенность, что все можно решить одним телефонным звонком - причем не его собственным звонком, и даже не звонком в Тегеран, который имеет куда больше влияния на 'Хезболлу' - просто потрясает. Похоже, он абсолютно не осознает, что его собственные поспешные, безответственные действия на Ближнем Востоке способствовали усилению хаоса в регионе, росту влияния Ирана и ослаблению позиций Америки.

Возможно, г-ну Бушу не нравится, что от президента требуется некий уровень интеллектуального развития. Но сейчас, когда мир катится в тартарары, ему пора действовать по принципу: 'иногда лучше думать, чем жевать'.

____________________________________________________________

Буш 'без протокола': экспрессивно, но недипломатично ("The New York Times", США)

Йоу, Блэр, или что подслушано на саммите ("The Independent", Великобритания)

А не Путин ли нажал на кнопку? ("Channel 4", Великобритания)

Так правда ли, что Буш слишком туп, чтобы быть президентом? ("Los Angeles Times", США)

'Анализация' состояния серого вещества президента Буша ("Business Week", США)

'Бушизмы': из собрания сочинений Дж. У. Буша ("Slate", США)

Проблемы Буша с выпивкой ("The National Enquirer", США)

Буш на кушетке психоаналитика (HarperCollins.com, США)

Джордж, за что ты так ненавидишь отца и мать? ("The Guardian", Великобритания)

Генри Миллер: США между гениями и лунатиками ("La Jornada", Мексика)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.