Тони Блэр, может быть, и просидит еще сколько-то месяцев в кресле премьер-министра, но как лидер международного сообщества он уже перестал существовать. Когда Владимир Путин решает вступить в переговоры по статусу Косово или по вопросу энергетической безопасности Европы, он садится за стол с лидером Европейского Союза и 'большой восьмерки' - Германией. Когда Джорджу Бушу нужен партнер в Европе, он все чаще обращается туда же - к канцлеру Ангеле Меркель. Для Блэра наступило во всех смыслах 'собачье время', ибо его теперь никто даже не замечает. Он уже не просто 'пудель', а 'бывший пудель'.

Вчера, во время своей 'миротворческой' поездки по Египту, Саудовской Аравии и странам Персидского залива, Меркель - может быть, сама того не желая, - еще раз это подчеркнула: министр иностранных дел Великобритании Маргарет Беккет (Margaret Beckett) везде появлялась уже после нее. Разрешение палестино-израильского конфликта всегда было для Блэра самым главным вопросом, на котором он надеялся заработать исторический капитал. Но на сегодняшний день Меркель, исповедующая более спокойный и прагматичный подход, демонстрирует гораздо более приличные результаты.

Она лично убедила Буша признать, что урегулирование ситуации в Ираке связано с положением на всем Ближнем Востоке. Блэру, заметим, это долгое время не удавалось. На этом фронте достигнуты даже и практические результаты: американцы согласились возродить переговоры в формате так называемого ближневосточного 'квартета', в пятницу собравшегося в Вашингтоне. А весь вчерашний день Меркель собирала лидеров арабских стран под знаменами мирного процесса.

Кроме того, Меркель удалось не позволить отнестись к себе как к клеврету Вашингтона: она всячески выражает готовность держать открытыми линии связи с Дамаском и Тегераном.

- Мы все еще пытаемся наладить контакт с Сирией. Глупо было бы отдавать это на откуп Ирану, - сказал один берлинский дипломат. Не исключено, что в эти выходные на конференции в Мюнхене состоится встреча на высоком уровне, в которой будет участвовать глава совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани (Ali Larijani).

По словам еврочиновников, свои ближневосточные инициативы Меркель развивает в рамках серьезной программы усиления влияния и позиций Европейского Союза в мире. Этот подход, также выраженный в ее отношении к перспективам европейской конституции, проявляется и в серьезной поддержке, которую Германия оказывает плану ООН по передаче Брюсселю ответственности за ситуацию в Косово, и в участии Германии в военной операции в Афганистане (Германия выделила для ее проведения 2700 солдат, а вскоре может выделить и боевые самолеты), и в формировании более эффективной общей политики обороны и безопасности.

Тем не менее, усилия, предпринимаемые Меркель, сталкиваются с теми же препятствиями, что и раньше - и с востока, и с запада. И Россия, и США хотят, чтобы Европа с ними сотрудничала и открывала свои рынки, но слишком серьезного усиления Европейского Союза не желают. У них новый подъем Берлина все еще вызывает к жизни старые ассоциации.

Йорг Химмельрайх (Jörg Himmelreich) из Фонда Маршалла "Германия - США" (German Marshall Fund) считает, что Германия и Европа пока еще сами не примирились с политическими аспектами экономического возрождения России. Кроме того, Россия и в других областях представляет собой потенциальную угрозу.

- Руководящая роль Германии в ЕС становится все более и более важной из-за того, что другие страны постигла неудача, - считает доктор Химмельрайх. - Это не просто некое цикличное явление. Однако по России, по расширению ЕС в будущем и по политике добрососедства нам нужна единая политика, в одиночку мы здесь ничего не добьемся.

Эберхард Сандшнайдер (Eberhard Sandschneider), эксперт германского Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations), полагает, что главная проблема все же не в этом.

- Внешне отношения между Германией и США после Шредера вроде бы приходят в норму, но приходят в ли они в норму внутренне - сложно сказать. У нас разные интересы, разные стратегии и разное восприятие ситуации. Примеров много - это и Ирак, и изменение климата. Раньше мы были спаяны воедино 'холодной войной', но борьба с терроризмом ее так и не заменила. Что касается Ирана, то, нас, конечно, это беспокоит, никто не хочет, чтобы у Ирана были ядерные технологии. Но наши американские друзья наделали массу ошибок. . . Мы против военного решения: как во время 'холодной войны' мы садились за стол переговоров с коммунистами, так и сегодня должны начать переговоры с иранцами.

По мнению профессора Сандшнайдера, если США предпримут военный удар по Ирану, то все старания Меркель поставить Европу на одну доску с Америкой пойдут прахом. Поколеблется и единство Европейского Союза.

- Это будет конец НАТО. Это будет конец американо-европейского консенсуса по реагированию на угрозы безопасности. Это будет катастрофа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.