Уж русские-то понимают. Они знают, в чем сила современной дипломатии. Сила эта не в полосатых костюмах Форин-офиса, не в сложенных зонтах и изощренных умах, не в телеграммах с тонкими нюансами и не в тщательно отрежиссированных демаршах. Реальная дипломатия переехала из смокинго-галстучного посольства в сандалево-джинсовый департамент, перейдя в руки пьющих простой ромашковый чай и танцующих сельскую чечетку травоядных из Британского совета. Матушке-России безразличны лощеные канцелярские дипломаты, но ее душе, видимо, причиняют огромные страдания студенческие визы, чтецы поэзии и джазовые мелодии Акера Билка (Acker Bilk). Все они, как заявила в среду российская Федеральная служба безопасности, 'агенты-провокаторы иностранной державы'.

Дипломатия 21-го века - это культура и образ жизни. Обычный телефон, электронная почта и реактивные самолеты давно уже вытеснили старомодных послов на тонущую Атлантиду дипломатии, где чиновники как за соломинку хватаются за такие древние ритуалы, как заграничные резиденции, официальные обеды и приемы военных атташе. Как отмечал сэр Николас Хендерсон (Nicholas Henderson) (бывший британский посол в Вашингтоне - прим. перев.), большая часть политических телеграмм остается непрочитанной и пылится в архивах. А для томящегося от скуки персонала диппредставительств единственной эмоциональной поддержкой остается радушие и гостеприимство.

Если правительства хотят что-то обсудить, они говорят по телефону. Но такой дипломатии все же нужны люди на местах, чтобы покупать телефонные книги и время от времени предлагать жилье редким гостям. Хороший дом, пара хозяев и обслуга вполне могут все это обеспечить. Основополагающая роль Форин-офиса во внешней политике - как и роль госдепартамента - давно уже переоценивается. О кончине внешнеполитического ведомства яснее ясного сказал Тони Блэр, когда назначил своим министром иностранных дел Маргарет Бекетт (Margaret Beckett).

Отношения Британии с Индией, Японией или Мексикой, не говоря уже о странах поменьше, не зависят от этих монашеских форпостов дипломатической бюрократии. Настоящие дипломаты сегодняшнего дня это приезжающие и отъезжающие люди - туристы, иностранные корреспонденты, студенты, которые учатся по обмену, артисты на гастролях и знаменитости. Это также футболисты и футбольные хулиганы. Это туристы с рюкзаками и тинейджеры переходного возраста. Это торговые инспекторы, заезжие банкиры и внештатные работники агентств по опросам общественного мнения. Это номинанты на 'Оскаров' и 'Эмми', это группы Rolling Stones и Led Zeppelin. Сегодня лицо дипломатии и ее главная сила - это Британия неполитическая - с ее 'Сатанинскими стихами', сайтами о Гарри Потере и сентиментальными фильмами.

У этих дипломатов нового века меньше тянущего назад исторического багажа, чем у их предшественников. В Индии мне неоднократно говорили, что британское представительство высокого комиссара (дипломатическое представительство страны-члена Британского Содружества - прим. перев.) ассоциируется там с имперским владычеством, а Британский совет - с Шекспиром и Лондонским университетом. И индийцам больше нравится второе. Такую же важную дипломатическую роль играют люди, принимающие иностранцев на британской земле. Это работники отелей, ученые и чиновники иммиграционного ведомства. Корреспонденты американских (да и любых других) газет в Лондоне оказывают больше воздействия на имидж Британии, чем любые дипломаты. Поэтому они заслуживают должного внимания и заботы. Однако Форин-офис урезал гранты лондонской Ассоциации иностранной прессы.

Британский совет с 1935 года является главным агентом культурной дипломатии. Это случилось после того, как выяснилось (об этом сообщил в 1929 году в своем докладе дипломат Д'Абернон (D'Abernon)), что главной причиной пробританских настроений целого ряда иностранных политиков и бизнесменов было их образование, полученное в Великобритании. Это стало эквивалентом пробритански настроенных армий, чьи командиры прошли подготовку в Сандхерстском военном колледже. И такая 'альтернативная дипломатия' имела огромное значение.

Но 20 лет назад Британский совет начал жаловаться на то, что его бюджет вдвое меньше бюджетов родственных организаций из Германии и США и в четыре раза меньше, чем у французов. Примерно такая же ситуация сохраняется и сегодня. Совет вынужден по мере сил зарабатывать деньги на свое собственное содержание, занимаясь преподаванием английского языка и продавая университетские курсы. А в этом бизнесе конкуренция становится все более жесткой. В то же время, одно из главных направлений его деятельности - создание библиотек на местах - финансируется из рук вон плохо. А ведь библиотека - это по-прежнему самый легкий способ для поиска и воспитания юных англофилов. В этом плане Британский совет всегда являлся бедным родственником министерства иностранных дел. Его ценят даже меньше, чем Всемирную службу Би-Би-Си.

Нам говорят, что наступление России на отделения совета в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге на этой неделе стало очередным раундом в игре 'на испуг', которая составляет сегодня основу отношений между Россией и Западом. И дело Литвиненко здесь - это просто предлог. Высокомерное отношение Буша/Блэра к Владимиру Путину в вопросах, связанных с НАТО и ЕС, не могло не вызвать ответной презрительной реакции. Так и случилось. Если кому-то нужен пример банкротства традиционной дипломатии (с обеих сторон), то он здесь налицо.

Но такую дипломатию часто оттесняет на второй план конфронтация в сфере культуры. Москва довольно неуклюже попыталась сорвать выставку русских сокровищ живописи, которая открывается на следующей неделе в лондонской Королевской академии художеств. Поводом для таких действий стало то, что два года назад картины из Пушкинского музея были конфискованы (на непродолжительное время) адвокатами в Швейцарии, которые заявили о правах собственников времен Второй мировой войны. Но поскольку картины уже выставлялись в Германии, такие заявления были абсурдны. И тем не менее, британское культурное ведомство отреагировало просто мгновенно, в течение 48 часов приняв закон о гарантиях от потерь и ущерба. Его действия продемонстрировали силу такой дипломатии и то, насколько быстро власти могут принимать законы, когда они этого хотят. Никогда не позволяйте министрам заявлять, что у них 'нет времени' на принятие новых законов.

Российские нападки на Британский совет говорят о том, что такие наполовину самостоятельные организации все больше выходят на передний план. Совет гордится тем, что не является ведомством Уайтхолла, и поэтому может действовать независимо от правительства. Но это его не очень сильно обеляет. Нападки на санкт-петербургское отделение вряд ли были связаны с тем, что возглавляет его сын председателя совета лорда Киннока. Однако назначение Киннока на этот пост Блэром было откровенной политической услугой. (Студенты должны высоко ценить бессвязное и нескладное предисловие к ежегодному отчету этой организации, которое пишет блэровский ставленник на посту руководителя совета.) И пока совет финансируется государством, все будут считать, что он должен выполнять государственный заказ.

Было бы неверно воображать, будто культурная дипломатия в самом широком смысле этого слова может быть отделена от международных отношений. Она является неотъемлемой частью таких отношений, поэтому и относиться к ней надо соответственно. Следует радикально изменить то неравное соотношение в финансировании традиционной дипломатии и дипломатии культурной (а оно составляет четыре к одному, причем к последнему относятся и расходы на Всемирную службу Би-Би-Си). Мысль о том, что дипломатическая служба Британии должна быть закрытой 'корпорацией для избранных', сегодня также становится ошибочной. Другие страны только выигрывают от того, что направляют за рубеж в качестве своих представителей ученых, писателей и бизнесменов. И у Британии должно хватить творческого воображения, чтобы в Индию направить ученого, в Пакистан генерала, а в Японию - банкира.

Британский совет должен быть ведущим дипломатическим представительством во всех странах, кроме самых политически неустойчивых. И состав его должен формироваться соответственно. Политика, оборона и коммерция - все это должно составлять лишь второстепенную область деятельности. В эпоху 'мягкого влияния' западные демократии могут добиться гораздо большего в распространении своих ценностей, таких как свобода слова и выражения, если они будут обмениваться людьми и идеями, а не устрашающей дипломатической риторикой войны с террором. Они обязаны подавать пример и таким примером вести за собой. А для этого нужна дипломатия гуманитарных и культурных обменов.

Закрытие Россией отделений Британского совета - это во всех смыслах шаг назад. Такие действия нанесут вред молодым россиянам, стремящимся больше увидеть и больше узнать о Западе. А в перспективе это нанесет ущерб британским интересам в России и омрачит отношения между нашими странами, хотя в свете исторических событий они должны быть лучшими друзьями.

______________________________________________________________

Ритуальный танец напоминает об эпохе 'холодной войны' ("The Financial Times", Великобритания)

Когда глаза наливаются кровью ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.