История топливно-энергетический отрасли в 21 веке развивается по четкому сценарию: значение развитых стран как в добыче, так и в потреблении энергоносителей снижается.

На международной арене появились новые игроки с серьезными амбициями глобального масштаба - например, китайская China National Petroleum Corporation (CNPC) и российский 'Газпром', а ситуацию на мировых рынках нефти, газа, угля и урана все больше определяет ненасытный спрос в странах с развивающейся рыночной экономикой.

Эти тенденции неизбежно сохранятся, и даже усилятся. Поэтому США, Евросоюзу и Японии следует задаться вопросом: насколько они способны приспособиться к происходящим переменам.

В том, что касается спроса, самый продолжительный за многие десятилетия период роста в мировой экономике подпитывался увеличением потребления энергоносителей, в первую очередь, естественно, в странах с развивающейся рыночной экономикой, отличавшиеся и более высокими темпами роста, и менее эффективным энергопотреблением.

В 1990 г. на долю стран, не входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Co-operation and Development) - этот 'клуб' богатых государств - приходилось 48% от общемирового потребления энергоносителей. К 2015 г., по прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), этот показатель составит уже 57%.

Меняется и форма энергопотребления в развивающихся странах: доля биомассы - таких традиционных источников, как дрова и навоз - составлявшая в 1990 г. 35%, к тому же 2015 г. должна снизиться примерно до 20%.

Развитие современных отраслей промышленности, наряду с распространением потребительских товаров долговременного пользования, таких как кухонные плиты, холодильники и автомобили, меняет структуру спроса на энергоносители в странах с развивающейся рыночной экономикой, придавая им больший вес на мировых сырьевых рынках. Так, в Северной Америке спрос на нефтепродукты составляет 25,6 миллионов баррелей в сутки (б/с), а в Китае - всего 7,5 миллионов б/с. Однако за прошлый год спрос в Китае вырос на 350000 б/с, или на 4,8%, а в Северной Америке - на 260000 б/с, т.е. примерно на 1%.

В сфере потребления угля страны с развивающейся рыночной экономикой уже занимают лидирующие позиции. На долю Китая и Индии сегодня приходится 45% общемирового потребления этого сырья, и в дальнейшем этот показатель будет только расти. Так, в Китае в среднем каждые несколько дней вводится в эксплуатацию новая тепловая электростанция, работающая на угле, мощностью в 1000 мегаватт (сомнения относительно точности этих данных, однако, не позволяют точно утверждать, сколько новых мощностей вводится в стране).

В том, что касается газа, значение развивающихся рынков не столь велико, но и в этой сфере они демонстрируют быстрый рост. По прогнозу МЭА в Китае за период с 2005 по 2015 г. среднегодовые темпы роста потребления газа должны составить 9,3%.

Поиски источников сырьевых поставок сопровождаются превращением энергетических компаний из стран с развивающейся рыночной экономикой в мощных международных игроков. По размеру многие из них не уступают крупнейшим нефтегазовым корпорациям Запада. Как правило, они опираются на финансовые ресурсы и технические знания, полученные в результате эксплуатации крупных сырьевых месторождений в собственных странах, а на новых рынках пока занимают относительно слабые позиции. Это относится и к российским отраслевым флагманам, пользующимся поддержкой государства - 'Роснефти' и 'Газпрому', а также бразильской Petrobras и китайской PetroChina - филиалу CNPC, чьи акции торгуются на бирже.

PetroChina, ставшая в прошлом году крупнейшей в мире зарегистрированной на бирже компанией по рыночной капитализации (вычисленной на основе стоимости ее акций на китайском рынке), привлекает внимание в США и Европе благодаря свой деятельности за рубежом, однако главным направлением для нее остаются операции на внутреннем рынке.

Руководство Petrobras, благодаря которой Бразилия (в прошлом - страна со скудными нефтяными ресурсами) теперь полностью обеспечивает себя этим сырьем, также заявляет, что в ближайшие годы компания намерена сосредоточить основные усилия на родине.

Тем не менее влияние этих корпораций растет - благодаря таким действиям, как осуществление Petrobras проектов в американской части Мексиканского залива или создаваемая 'Газпромом' система соглашений, инвестиции и скупка пакетов акций энергетических компаний в Центральной и Восточной Европе. Их 'взлет' стал неприятным событием для западных нефтяных компаний, которые теперь сталкиваются с новыми конкурентами в борьбе за доступ к сырьевым ресурсам, дефицитному оборудованию и услугам высококвалифицированных специалистов нефтегазовой отрасли.

Однако последствия этой экспансии стран с развивающейся рыночной экономикой с точки зрения интересов потребителей нефти зачастую истолковываются неверно. В нефтяной сфере существует единый и высоколиквидный мировой рынок. Поэтому предположение о том, что китайские инвестиции, скажем в Африке, приводят к тому, что Запад лишается необходимых сырьевых ресурсов, абсурдна. Подлинная 'неприглядная изнанка' истории с вызвавшими столь неоднозначную реакцию капиталовложениями CNPC в Судане, заключается в том, что это выгодно американским и европейским потребителям, поскольку у Китая появляется новый источник поставок. Каждый баррель нефти, вывезенный китайцами из Судана, им не нужно будет покупать у Саудовской Аравии.

Вторая главная тенденция 21 века носит не столь благоприятный характер с точки зрения потребителей - я имею в виду 'сырьевой национализм'. Мощный рост общемирового спроса в сочетании с падением добычи в развитых странах подталкивает вверх цены на энергоносители. В результате правительства ряда богатых сырьевыми ресурсами стран - от Алжира до Венесуэлы - стали требовать для себя большей доли доходов от их эксплуатации. Когда эти действия заходят слишком далеко, - а именно так, судя по всему, развиваются события в Венесуэле, и, возможно, России - они отрицательно сказываются на объемах инвестиций и добычи, что, в свою очередь, препятствует снижению цен.

Богатые страны пали жертвой истощения собственных энергоресурсов. Если в 2000 г. на долю США и Западной Европы приходилось 19% общемирового предложения нефти, то к 2010 г. эта цифра, как ожидается, снизится до 12%. Их доля в мировой газодобыче отличаются большей стабильностью, но снижается и она - с 42% в 2000 г. до прогнозируемых 30% в 2015 г.

Если эти страны не желают оказаться в еще большей зависимости от ситуации на международных рынках, где их влияние слабеет, им необходимо выработать собственные программы по использованию альтернативных источников энергии, - куда большего масштаба, чем нынешние усилия по внедрению биотоплива и других возобновляемых источников - или серьезно снизить ее потребление.

Эд Крукс - зав. энергетическим отделом Financial Times

_____________________________

Мир в 2008-м: Четыре проблемы США ("The Financial Times", Великобритания)

От новых лидеров требуется новое лидерство ("The Financial Times", Великобритания)

По всему миру звучат сигналы тревоги ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.