После эпохи утраты возможностей международного влияния Россия возвращается с новой стратегической доктриной и политикой противостояния тому, что считает вызовами со стороны США и НАТО.

Полеты стратегической авиации дальнего радиуса действия, маневры в океанах и морях по всему миру, стремление вернуть превосходство на постсоветском пространстве, утверждение нового политического мышления, вызов гегемонии Соединенных Штатов - все указывает на возвращение России в роли супердержавы.

Понятия войны и мира видятся сегодня в Кремле по-новому. Снова должное внимание уделяется ядерному оружию, развитию и использованию новой военной технологии, наращиванию огневой мощи, природным ресурсам и обеспечению гарантий доступа к ним, подготовки и снаряжению личного состава - элементам, определяющим стратегическую мощь государства. Эта тенденция постоянно укреплялась с момента прихода к власти в марте 2000 года Владимира Путина. Авиационно-морские маневры в Бискайском заливе в конце января и рост числа инцидентов между подразделениями России и Североатлантического альянса, воспроизводящие логику холодной войны, тестируя крепость нервов и скорость реагирования, являются аспектами стратегии России, демонстрирующей свою силу.

Если Борис Ельцин ограничивал влияние военных, опасаясь их как альтернативного центра власти, а также в связи с необходимостью сокращать бюджетные расходы, Путин ясно дал понять, что России нужна новая стратегическая доктрина и что закончились времена унижения и упадка вооруженных сил.

Память о войне в Чечне, на которую были направлены мобилизованные солдаты-запасники без всякой подготовки, из которых 1200 погибли в первые же недели, все еще сказывается на репутации вооруженных сил, также как и гибель атомной подводной лодки 'Курск' в августе 2000 г.

Характеризуя в феврале 2007 г. в Мюнхене международную обстановку как 'новую холодную войну' и заявляя в августе 2007 г. о возобновлении полетов стратегических бомбардировщиков дальнего радиуса действия в международном воздушном пространстве, приостановленных с момента окончания холодной войны, Путин заявляет, что Россия намерена вернуть себе статус не только великой державы, но и мощь, необходимую для утверждения в мире, который он хочет видеть многополярным.

В течение 2007 г. президент Владимир Путин демонстрировал, что на каждое решение США, которое Москва посчитает вызовом или угрозой своим интересам, последует эквивалентная российская реакция. Примером этого является июльское заявление о приостановке участия России в Договоре об обычных вооружениях, который после пересмотра в 1999 г. так и не был ратифицирован странами НАТО под предлогом того, что Россия должна сначала вывести все свои войска из Грузии и Молдавии.

Сообщение о военно-морских маневрах в Атлантике и Средиземноморье демонстрирует решительное намерение Москвы дать почувствовать российское присутствие в зоне влияния Североатлантического альянса и США в ответ на решение Вашингтона разместить систему противоракетной обороны в Польше и Чехии. Решение, которое вызвало одну из самых воинственных ответных реакций высокопоставленных российских военных.

Приближение Североатлантического альянса к российским границам, сценарий присоединения к нему сначала Грузии, а затем Украины, действия НАТО на Балканах в конце 90-х, расширение сферы влияния блока на Афганистан и отношения США с некоторыми республиками Центральной Азии являются аргументами, которые Москва может использовать, чтобы оправдать свою настоящую стратегию.

Значительные денежные средства, полученные за экспорт нефти и газа, позволяют Владимиру Путину продолжить стратегию модернизации вооруженных сил. В этом году вступило в действие законодательство, в котором установлены новые правила призыва и службы в армии, предусматривается усиление борьбы с коррупцией в вооруженных силах и устанавливаются механизмы ликвидации самого настоящего проклятия российской армии - так называемой 'дедовщины', которая была распространена и имела жестокие последствия.

Затраты на проводимую модернизацию армии определить невозможно, потому что большинство статей военного бюджета России являются секретом. Предположительно, расходы на текущий год составят 105 миллиардов рублей или 3 миллиарда евро.

Эта стратегия обладает еще скрытым внутренним течением, в котором заявление о себе на международной арене служит инструментом внутриполитического возвышения Кремля.

________________________________

Запах перемен в российской армии: вводятся носки ("The Globe And Mail", Канада)

'Холодная война': реактивация? ("Rzeczpospolita", Польша)

'Холодная война' Путина ("The Wall Street Journal", США)