Некоторые оптимистично настроенные эксперты сегодня утверждают: хотя в нынешнем году мировым рынкам не избежать потрясений, апогей финансового кризиса уже позади. Их бы устами да мед пить! На наш взгляд, 2009 г. будет более трудным, чем предполагает большинство людей.

Мы вступаем в новый год в обстановке самого серьезного мирового экономического и финансового кризиса со времен Великой депрессии. Американская экономика в лучшем случае преодолела лишь половину пути к выходу из рецессии, начавшейся в декабре 2007 г. — несомненно, самой длительной и жестокой за все послевоенные годы. Из-за убытков по кредитам — их объем приближается к 3 триллионам долларов — банковская и финансовая система США фактически обанкротилась. При этом кредитный кризис будет продолжаться и дальше — индивидам, финансовым учреждениям и корпорациям с высоким уровнем задолженности и проблемами с платежеспособностью предстоит процесс резкого сокращения долгового финансирования.

Хуже того, рецессией охвачена экономика всех промышленно развитых стран. Многим государствам с развивающейся рыночной экономикой, в том числе Китаю, также угрожает 'жесткая посадка'. Некоторые опасаются, что эта ситуация породит опасный всплеск инфляции, но куда большую угрозу представляет общемировая 'стаг-дефляция' — взрывоопасное сочетание экономической стагнации, рецессии и падения цен. Скорее всего у наиболее уязвимых в экономическом отношении стран Европы (Венгрии, Румынии и Болгарии), ряда крупных государств Латинской Америки (Аргентины, Венесуэлы, Эквадора и Мексики) и Азии (Пакистана, Индонезии и Южной Кореи), а также у России, Украины и Прибалтийских государств возникнут серьезнейшие финансовые проблемы.

Предпринимаемые шаги в плане экономической политики дают лишь ограниченный позитивный эффект, поскольку проблемы с неплатежеспособностью снижают эффективность монетарных стимулов, а риск повышения процентных ставок (в результате массированной эмиссии государственных облигаций) подрывает положительное воздействие пакета бюджетных финансовых стимулов на темпы роста. Только после закрытия несостоятельных банков, 'очистки' других финансовых учреждений и снижения уровня задолженности у физических лиц ситуация разрядится. Пока же можно ожидать опасности дальнейшего падения рынков акций и других рискованных активов, поскольку, вероятнее всего, рынки и дальше будет 'трясти' из-за финансовых новостей, оказывающихся хуже, чем ожидалось.

В ближайшие два года бюджетный дефицит (уже превышающий триллион долларов) и отрицательное сальдо текущего баланса США будут увеличиваться. Все мы отлично знаем, что последние несколько лет эта задолженность финансировалась в основном зарубежными акторами. В 1980-х гг. у США также возникала проблема 'двойного дефицита', но тогда наши государственные облигации приобретали прежде всего крупнейшие стратегические партнеры нашей страны, например, Япония и Германия. На сей раз сложилась более тревожная ситуация, поскольку финансированием государственного долга занимаются не союзники США, а стратегические соперники вроде России, Китая и ряда относительно нестабильных 'петрогосударств'. В результате США приобрели опасную зависимость от благожелательности стран, не являющихся нашими друзьями.

Однако зависимость здесь носит обоюдный характер, и в этом заключается ее позитивный аспект. 'Взаимно гарантированное экономическое уничтожение', которым чреваты подобные отношения, означает, что Китай не может просто перерыть финансовый кран, не нанеся существенного ущерба самому себе. Сокращение финансирования Вашингтона, среди прочего, породит тенденцию к значительному повышению курса юаня, что сильно ударит по экспортному сектору Китая, а значит, подорвет и экономический рост в целом.

Со временем, однако, способность и готовность Китая и других стран финансировать американский дефицит снизится — у них возникнут собственные бюджетные проблемы. В тот момент, когда цунами эмиссии казначейских обязательств США достигнет апогея, этим государствам придется использовать финансовые ресурсы для внутренних нужд.

Ситуация усугубится из-за политических факторов, прежде всего связанных с тем, что правительства государств мира — как богатых, так и развивающихся — осуществляют вмешательство в экономику, беспрецедентное по глубине и масштабам за весь послевоенный период. Руководители всех стран не покладая рук трудятся над разработкой 'пакетов' стимулов, доверху набитых субсидиями и мерами по защите отечественных производителей, с помощью которых они надеются вдохнуть новую жизнь в народное хозяйство, и готовятся переписать заново правила и нормы, определяющие функционирование международных рынков.

В чем здесь состоит опасность? На саммите 'большой двадцатки', состоявшемся несколько недель назад, мировые лидеры пообещали координировать свои антикризисные экономические шаги. На деле этого не произойдет, поскольку при разработке 'пакетов' стимулов руководители государств руководствуются политическими мотивами, — удовлетворением потребностей собственных избирателей — а не задачами по устранению дисбалансов в мировой экономике. Это замечание справедливо в том числе для Вашингтона или Пекина. Поэтому в 2009 г. политика будет направлять ход событий в мировой экономике непосредственнее (и менее эффективно), чем в любой момент за последние десятилетия. Именно политические факторы в нынешнем году создают наибольшие экономические риски.

Это — один из элементов тревожной долгосрочной тенденции. С особой наглядностью этот феномен проявляется в Китае и России, где из-за долгого существования командной экономики у политической элиты выработалась предрасположенность к так называемому государственному капитализму. Наличие государственных нефтяных компаний и других предприятий, а также 'фондов благосостояния' вовлекает политиков и политических бюрократов в процесс принятия экономических решений в масштабах, которых мы не видели уже очень давно.

Теперь в эту игру включились и США. Нью-Йорк, еще недавно считавшейся финансовой столицей мира, сейчас не заслуживает даже названия финансовой столицы США. Его место занял Вашингтон, где законодатели активно вносят популистскую струю в экономический курс. Компаниям и секторам, которым следовало бы дать беспрепятственно пойти ко дну, государство бросает спасательные круги. Эта же драма разыгрывается на пространствах Европы и Азии. В качестве локомотива экономического роста Шанхай уступает пальму первенства Пекину, Мумбаи — Дели, а Дубай — Абу-Даби.

В 2009 г. мировые рынки столкнутся и с традиционными формами политических рисков. Деятельность радикалов в Пакистане — все больше утрачивающем стабильность и финансовую устойчивость — будет и дальше распространяться через его границы в Афганистан и Индию. Общенациональные выборы в Израиле и Иране рискуют довести до точки кипения международный конфликт вокруг ядерной программы Тегерана, повышая волатильность нефтяных рынков. Воздействие финансового кризиса на российскую экономику способно обернуться серьезным социальным брожением. В Ираке же — по мере того, как 'дремавшие' в последние годы военизированные группировки начнут соперничать, стремясь заполнить вакуум, который создастся в связи с выводом американских войск — может возобновиться междоусобица.

А ведь первая в истории рецессия подлинно мирового масштаба только начинается.

Иэн Бреммер — президент Eurasia Group, соавтор книги ''Тяжелый хвост': значение политической информации для стратегических инвестиций' ("The Fat Tail: The Power of Political Knowledge for Strategic Investing"), которая скоро выйдет в свет в издательстве Oxford University Press. Нуриэль Рубини — профессор экономики в Школе бизнеса им. Стерна (Stern School of Business) при Нью-йоркском университете и председатель исследовательской фирмы RGE Monitor.

_____________________________________________

И. Бреммер: Оценка глобальных рисков в 2009 г. ("Business Week", США)

В 2009 году Россия будет 'возмутителем спокойствия' ("Real Clear Politics", США)

В империи Путина объявлен аскетизм ("Handelsblatt", Германия)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Короткое замыкание рваного сознания (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Ленинские дни (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Валерия Новодворская: Не служат ли рабские спины фундаментом Кремлю? (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вахтанг Кикабидзе: Я обожаю русского слушателя (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.