Среди множества проблем, которые ставит перед президентом Обамой назначенный на эту неделю саммит 'большой двадцатки' в Лондоне, единственным светлым пятном станет его первая личная встреча с российским президентом Дмитрием Медведевым. Осторожное сближение между Россией и США после инаугурации Обамы дает Америке возможность прибегнуть к помощи России при разрешении целого ряда внешнеполитических вопросов. Президент Обама должен воспользоваться этой возможностью, но для этого ему придется признать горькую правду: Россия не заинтересована в том, чтобы стать частью Запада, и считает, что ее интересы отличаются от его интересов.

Россия долгое время была сложным партнером. Она пыталась подорвать демократию у своих соседей, в то время как Кремль вел все более репрессивную внутреннюю политику. Она продает оружие отвратительным режимам Сирии и Ирана и бессердечно оставляет европейцев замерзать, чтобы настоять на своем в споре с Украиной. Она вторглась на территорию одного из соседей (Грузии) и грозила нацелить ядерные ракеты на другого (Украину), если он вступит в НАТО.

Запад продолжает утверждать, что расширение НАТО и установление антироссийских режимов в таких странах, как Грузия, не противоречит российским интересам, что было бы правдой, только если бы Россия видела себя реальной или потенциальной частью Запада. Американские и европейские политики долго не могли свыкнуться с мыслью о том, что Россия ей себя не считает. Целью американской политики не должно быть слияние России с Западом. Вместо этого США должны сфокусироваться на том, чтобы Россия играла конструктивную роль в тех областях международной политики, в которых она сохраняет свое влияние. Благодаря приходу в Белый дом новой администрации, Вашингтон получил шанс пересмотреть основные задачи своей российской политики таким образом, чтобы она больше соответствовала как улучшившимся американо-российским отношениям, так и интересам США.

Хотя неприязнь по отношению к Западу все еще ощущается в России в некоторых кругах, в особенности в окружении премьер-министра Владимира Путина, экономический кризис заставляет Москву частично умерить амбиции. Кремль уже потратил около 200 миллиардов долларов на поддержку банков, спасение приближенных олигархов и замедление девальвации рубля. В этом году его ожидает дефицит бюджета размером почти в 125 миллиардов долларов. Уровень безработицы, по оценкам зарубежных наблюдателей, составляет больше 8% и продолжает расти. Кремль беспокоит, что кризис может спровоцировать общественные беспорядки. Он больше не может себе позволить обвинять во всех своих проблемах Соединенные Штаты, особенно теперь, когда во главе их стоит новый президент, намеренный вернуть американскому мировому лидерству ореол легитимности. Вашингтон сейчас нужен Москве намного сильнее, чем в прошлые годы, однако Россия все еще остается раздражительной и подозрительной страной, остро реагирующей на мнимые обиды.

В ходе своей первой встречи с Медведевым Обама должен дать понять российскому президенту, что он хотел бы видеть Россию успешной, сильной и уважаемой страной, играющей по принятым в международном сообществе правилам. Он должен понять, что США будут судить Россию по тем же стандартам, по которым они судят Китай, Индию и другие крупные державы. Это означает, что США не будут требовать от России того, что они не требуют от других. Это также означает, что Россия не получит никаких особых привилегий, таких как, например, признание некоей 'сферы привилегированных интересов' вокруг ее границ.

Помимо свертывания планов по размещению ПРО в Восточной Европы, Обама должен определенно высказаться за прием России во Всемирную торговую организацию и отмену дискриминационной поправки Джексона-Вэника (в период экономического кризиса такие шаги требуют твердой политической воли).

Рабочие отношения подразумевают, что Вашингтон не может все время диктовать повестку дня. Поэтому Обаме было бы полезно, если бы он, в отличие от Буша, поблагодарил Медведева за предложение перестроить 'архитектуру' европейской безопасности, и выразил бы от имени США готовность добросовестно обсудить эту идею и помочь усадить за стол переговоров скептически настроенных европейцев. Кроме того, Обама должен убедительно продемонстрировать, что возобновление Россией агрессии против соседей будет иметь серьезные последствия.

Теперь, когда администрация США меньше настроена читать нотации, а пришедшая в чувство Россия больше готова слушать, у Обамы и Медведева может получиться предотвратить новый период конфронтации - если, конечно, они поставят перед собой умеренные задачи. Разумеется, одна встреча между лидерами не может перечеркнуть два десятилетия упущенных возможностей, но Обама может, по крайней мере, подтвердить приверженность США политике сотрудничества и взаимодействия, при которой Россия не будет рассматривать всего лишь как послушный адресат американских советов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.