В течение двух недель, в леденящем январском холоде, тысячи квартир и предприятий в нескольких странах Европейского Союза оставались без отопления из-за газового спора между Россией и Украиной. Месяц спустя директор национальной разведки США Деннис Блэр (Dennis Blair), составляя список мировых угроз и вызовов, заявил сенатскому комитету: "Россия, кажется, думает, что тот факт, что европейские страны и бывшие советские республики все еще находятся в сильной зависимости от российского монополиста "Газпром", предоставляет ей политические и экономические рычаги влияния".

Введя свои войска на территорию Грузии в августе 2008 года, Россия усилила свой контроль над "энергетическим коридором", связывающим Каспийский регион с Европой. Российские войска с тех пор укрепили свои позиции в районе Южной Осетии, в нескольких десятках километров от места прохождения стратегического трубопровода, соединяющего Азербайджан и Турцию. Начиная с 1990-х годов, вокруг этого трубопровода строится американская стратегия, направленная на то, чтобы открыть дорогу углеводородам из Средней Азии в Европу, в обход, как России, так и Ирана.

Война в Грузии и зимний газовый конфликт, беспрецедентный по своему масштабу, вновь поставили на повестку дня вопрос об энергетической безопасности в Европе. Чехия, как председатель Европейского совета, сделала ее одним из приоритетов своего председательства. В воскресенье, 5 апреля, в Праге проходит саммит Европейский Союз - Соединенные Штаты, в котором принимает участие Барак Обама. Новая американская администрация еще не объявила (да и не выработала до конца) свою стратегию в отношении России, за исключением заявлений о возобновлении переговоров по вопросу о ядерном разоружении и призыва к сотрудничеству по иранской ядерной проблеме.

Вполне логично, что проблемы энергетических маршрутов, Грузии и Украины включены в общее уравнение. Эти вопросы могли бы быть затронуты в ходе визита Барака Обамы в Турцию, которая является важной транзитной страной. Соединенные Штаты поддерживают европейский проект строительства газопровода Nabucco, проходящего по территории Турции, однако реализация этого проекта сталкивается с многочисленными проблемами, в том числе связанными с теми требованиями, которые выдвигает Анкара.

Согласно результатам анализа, проведенного в правительственных кругах Европы, а также в аналитических центрах Вашингтона, недавний газовый конфликт показал, насколько режим Путина-Медведева готов нести значительные финансовые потери в краткосрочной перспективе, если это позволяет рассчитывать на получение политический преимуществ в более долгосрочной перспективе в странах "ближнего зарубежья".

ТЯЖЕЛЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ПОТЕРИ

В самом деле, прекращение поставок газа повлекло за собой для "Газпрома" упущенную выгоду в размере примерно 2 миллиардов долларов (стоимость газа, не поставленного на Украину и в европейские страны). Если прибавить к этому 700 миллионов долларов, недополученные российским бюджетом в виде налогов, то станет ясно, что Кремль понес весьма значительные потери. В особенности в контексте финансового кризиса, который страна переживает с осени 2008 года.

Российско-украинские соглашения, заключенные по итогам этого конфликта, стали для прозападного украинского президента Виктора Ющенко сильным политическим и финансовым ударом. Москва, по всей видимости, параллельно продолжала проводить стратегию, направленную на получение контроля над украинской газотранспортной системой. Поэтому она и была так возмущена, когда Европейский Союз решил способствовать модернизации этой инфраструктуры.

Констатировав, что ее военная операция в Грузии не привела к разрыву с Европой и что Соединенные Штаты заняли пассивную позицию, Россия, по-видимому, перешла в наступление на Украине. "Москва пытается сохранить контроль над поставками и транспортировкой энергоресурсов в Европу", - анализирует Деннис Блэр.