И было во дни визита Барака Хусейна Обамы в Европу: в Лондоне спас он мировую экономику, в Страсбурге исцелил он НАТО, в Праге избавил он мир от ядерного оружия, в Анкаре примирил он ислам с Западом. А в день седьмый, взошел он на 'Борт номер один' и исчез в безоблачном небе.

Неужели, это был сон? Боюсь, что да.

Нет, во многих смыслах первое европейское турне нового президента США нельзя не назвать триумфальным. Г-н Обама был красноречив, энергичен и обворожителен. В его личном стиле есть нечто от императора и нечто от рок-звезды, но с налетом трогательной скромности, необычной для представителей этих двух профессий.

При этом, несмотря на непринужденные манеры, г-н Обама последовательно демонстрировал запредельную для его европейских собеседников готовность к решительным действиям. Он хочет уничтожить ядерное оружие, подтолкнуть мировую экономику к восстановлению и, удвоив усилия, добиться победы в Афганистане.

Таким образом, за время своего европейского турне Обама заслужил немало очков за стиль и идеи. А как насчет фактических результатов? Здесь, увы, вердикт будет не столь определенным, причем связано это не столько с ошибками нового президента, сколько с тем, что в наследство ему досталась на редкость непростая ситуация.

Разрыв между амбициями и реальностью можно было заметить на всех стадиях европейской одиссеи г-на Обамы. Завершение лондонского саммита 'большой двадцатки' ознаменовалось резким ростом на рынках. Всем хотелось верить, что мировые лидеры, направляемые г-ном Обамой, смогут починить глобальную экономику.

Однако к коммюнике 'двадцатки' следовало бы отнестись с определенным скептицизмом. Например, оно не уделило особенного внимания лежащим в основе кризиса проблемам банковской системы и кредитного рынка. К тому же, как показывает практика, решения подобных саммитов слишком часто игнорируются. В частности, в прошлом году на первой встрече 'двадцатки' в Вашингтоне те же самые лидеры пообещали избегать протекционизма. И что же - с тех пор большая часть представленных на саммите стран уже успела прибегнуть к протекционистским мерам.

Громкие обещания увеличить помощь развивающимся странам, которые три года назад давала 'большая восьмерка', также были втихомолку нарушены. Коммюнике мировых саммитов не имеют ни юридической силы, ни, к сожалению, серьезного политического веса.

Результаты страсбургского саммита НАТО также разочаровывают. Европейские члены альянса наскребли еще 5 000 солдат для отправки в Афганистан. Однако 3 000 из них будут размещены там только временно, чтобы обеспечивать безопасность во время выборов, которые пройдут в августе. США, в свою очередь, дополнительно посылают на бой с талибами и 'Аль-Каидой' 21 000 солдат. В результате основная тяжесть войны в Афганистане ляжет на плечи американцев.

В своем завершающем выступлении по итогам саммита г-н Обама старался это не подчеркивать. Похоже, стратегия Обамы в отношении НАТО заключается в том, чтобы провозгласить победу и двигаться дальше. Возможно, в отношении самой войны он будет придерживаться той же линии. Впрочем, трудно спорить с тем, что после саммита западный альянс оказался в лучшей форме, чем раньше.

Речь, произнесенная президентом в Праге, была вдохновлена светлым образом безъядерного мира. Только вот фоном для нее послужили северокорейские ракетные испытания - что, парадоксальным образом, одновременно и подчеркнуло основную идею г-на Обамы, и поставило ее под сомнение.

С одной стороны, запуск ракеты Северной Кореей послужил идеальной иллюстрацией необходимости ядерного разоружения, говорить о котором после окончания 'холодной войны' стало немодно. С другой стороны, испытания показали, что не на всех действующих лиц этой драмы действует спокойный, рациональный и примирительный тон г-н Обама.

То же самое относится и к турецкому этапу турне. С самого момента победы на выборах г-н Обама раздумывал над возможностью обратиться с большой речью к исламскому миру. Его советники спорили о том, насколько далеко он может - или должен - зайти, принося извинения за прошлые действия Америки на Ближнем Востоке - например, за роль, которую США сыграли в перевороте 1953 года, свергшем демократически избранное правительство Ирана.

В итоге, речь г-на Обамы в турецком парламенте содержала всего лишь один короткий, хотя и красноречивый пассаж относительно ислама и Запада. Большая же часть того, что он говорил, была адресована непосредственно туркам. Таким образом, президент пытался укрепить сильно испортившиеся в последнее время отношения с ключевым союзником Америки.

Речь, судя по всему, была хорошо принята. Однако вред, который нанесли война в Ираке, годы правления Буша и ухудшающиеся отношения Турции с Евросоюзом, слишком велик, и задача перед Обамой стоит неимоверно сложная. По данным опроса проведенного в прошлом году Фондом Маршалла 'Германия-США' (German Marshall Fund), только 8 процентов турок одобряют международное лидерство Америки.

Когда г-н Обама выиграл выборы, сатирический журнал The Onion приветствовал его победу заголовком: 'Чернокожий получает худшую работу в стране'. Как показали итоги европейского визита г-на Обамы, это можно считать довольно точным описанием ситуации.

Новому президенту Америки приходится иметь дело с экономической катастрофой в стране, зашедшей в тупик войной в Афганистане, непредсказуемыми противниками в таких местах, как Северная Корея, и в целом бесполезными союзниками в Европе. На этой неделе г-н Обама еще раз доказал, что он - необычайно одаренный и разумный политик. Однако это не означает, что его ждет успех. Возможно, он окажется правильным человеком в неправильное время.