Это не шутка командовать парадом. А поездка президента Обамы по Европе была самым настоящим парадом. Или, может быть, "концертным турне, на которое все билеты проданы". Такая метафора звучит лучше. Была восхитительно радостная встреча в мэрии французского Страсбурга; было чудесное свидание Мишель Обамы с Карлой Бруни; были захватывающие уличные сцены в Праге. Государственные деятели со всего мира наступали друг другу на пятки - только бы попасть в кадр вместе с американским президентом. Во время одной из фотосессий итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони так громко пытался докричаться до Обамы, чтобы привлечь его внимание, что даже королева Англии проявила явное недовольство. ("Зачем он так кричит?" - спросила она.)

Но кому-то все же надо сказать такую вот вещь: хотя кое-что во время этой поездки прошло удачно, кое-что все-таки было плохо. Ставшая центральным моментом визита установочная речь Обамы по вопросам внешней политики (ее содержание заблаговременно просочилось в прессу, ей приклеили ярлык важнейшего заявления) была, если говорить откровенно, странной. В своем выступлении Обама призвал к созданию "мира без ядерного оружия" и к началу новой серии переговоров с Россией по контролю ядерных вооружений. Все вполне правильно, и ничего дурного здесь нет. Но речь была странной.

Конечно, политика "без ядерных бомб" очень близка президентскому сердцу. В пражском выступлении даже прозвучали отголоски той самой знаменитой из всех речей Обамы, которую он произнес после поражения на первичных выборах в Нью-Гэмпшире. "Есть люди, которые, слыша разговоры о мире без ядерного оружия, сомневаются в том, что стоит ставить перед собой цели, кажущиеся недостижимыми", - заявил президент своей чешской аудитории. (Вспоминаем: "Целый хор циников говорит нам, что мы не сможем это сделать".) "Когда страны и народы допускают, чтобы между ними возникали разногласия, пропасть между ними расширяется", - продолжил он. ("Мы не настолько расколоты, как говорят наши политики".) Он не сказал в конце: "Да, мы можем". Но он сказал: "Судьба человечества будет такой, какой мы ее сделаем". А это практически одно и то же.

Это была характерная для Обамы риторика - да и идея тоже. Достаточно вспомнить о его прежней деятельности. Одна из немногих внешнеполитических инициатив, на которую Обама наклеил ярлык со своим именем во время непродолжительного пребывания в Сенате, заключалась в увеличении финансирования деятельности по нераспространению ядерного оружия. Одной из немногих поездок, в которых побывал Обама, будучи сенатором, было ядерное инспекционное турне по России, Украине и Азербайджану.

Все это прекрасно. Но призыв ко всеобщему ядерному разоружению, прозвучавший как основной пункт во внешнеполитической программе американского президента - это как-то мимо цели. Очевидно, Обама намерен вести мир за собой личным примером: если Соединенные Штаты Америки сократят свой собственный ядерный арсенал и запретят испытания ядерного оружия, то и остальные, вроде бы, должны последовать за ними.

Однако нет никаких свидетельств того, что сокращение ядерного оружия Соединенными Штатами воодушевило остальных пойти по такому же пути. Все относительно новые ядерные державы - Израиль, Индия, Пакистан - стали обладателями ядерного оружия намного позже начала таких переговоров 40 с лишним лет назад.

А что касается Северной Кореи, так та вообще решила произвести запуск своей экспериментальной ракеты (безуспешно) в тот самый день, когда прозвучала пражская речь Обамы. После этого ни Китай, ни Россия не захотели выступать с осуждением произведенного пуска, поскольку, сделав это, они создали бы прецедент, весьма неудобный для них самих. "Каждое государство имеет право на мирное использование открытого космического пространства", - заявил российских представитель в Организации Объединенных Наций. Его правительству нужны переговоры по сокращению вооружений - но лишь по той простой причине, что российский ядерный арсенал быстро приходит в упадок. Согласившись на начало таких переговоров, мы невольно и безо всякой нужды отдали Москве ценные козыри.

Если говорить более конкретно, то ядерное оружие - теоретически вызывающее ужас - не представляет непосредственной стратегической угрозы ни для Европы, ни для Соединенных Штатов. Даже иранское. Биологическое оружие потенциально более смертоносное. А химическое оружие намного легче производить. Внутри Соединенных Штатов обычные бомбы и захваченные террористами самолеты уже нанесли огромный ущерб.

Между прочим, неядерное оружие из моды пока не выходит. Во время последнего применения вооруженных сил в Европе - речь идет о российско-грузинском конфликте в августе прошлого года - применялись танки и пехота, но не ядерные бомбы. Даже если Россия продаст на металлолом все оставшееся у нее ядерное оружие, она все равно будет представлять военную угрозу для своих соседей. Точно так же как Китай, который и без ядерных бомб может захватить Тайвань.

Иными словами, избавление мира от ядерного оружия - вещь хорошая, но само по себе такое достижение не изменит существующее в мире соотношение сил, не остановит "Аль-Каиду", не помешает крупным авторитарным государствам нападать на своих слабых соседей. Какой бы неудачной ни казалась деятельность по продвижению демократии, это единственный способ для достижения указанных целей. Кроме того, я не очень уверена в том, что французы, как бы сильно они ни влюбились в Мишель с ее цветастым платьем, проявят интерес к идее отказа от своих ударных сил. То же самое можно сказать и о британцах. А поскольку они не представляют угрозы ни для нас, ни для кого-то еще, совершенно непонятно, зачем нам тратить дипломатический капитал в попытке убедить их пойти на это.

Возможно, конечно, что пражская речь Обамы представляет собой схему поведения в режиме ожидания. Не исключено, что он будет говорить о ядерном оружии до тех пор, пока не найдет более убедительную идею, на которую можно будет навесить всю свою внешнюю политику. А если нет, то вся та добрая воля, которая столь обильно была представлена на прошлой неделе, может попасть в отходы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.