Шанхай - На саммите Европейского Союза и Китая, проведенном на прошлой неделе в Праге, премьер-министр Китая Вэнь Цзябао отверг концепцию 'большой двойки', состоящей из Китая и Соединенных Штатов, заявив, что 'говорить о доминировании двух стран в международных делах абсолютно необоснованно и ошибочно'.

Впервые один из лидеров Китая публично прокомментировал идею G-2, хотя ранее Вэнь и другие китайские чиновники и аналитики сомневались в практической полезности концепций 'Кимерики' (сочетание 'Китая' и 'Америки' - прим. перев.).

Впервые идея G-2 прозвучала в американских научных кругах в 2006 г., но эта тема была вновь поднята Збигневом Бжезинским, влиятельным специалистом по международным отношениям и советником бывшего президента Джимми Картера по национальной безопасности, во время его январского визита в Пекин по случаю тридцатой годовщины восстановления дипломатических отношений между двумя странами.

Так же, как концепция 'Кимерики', предполагающая выход США и Китая на первый план в международных делах, идея G-2 привлекла к себе широкое внимание, тем более, что во время президентских выборов Бжезинский был советником президента Барака Обамы.

Во время лондонского саммита Группы двадцати (G-20) в апреле в западных СМИ и научных кругах об этой идее заговорили вновь. Несколько недель спустя, накануне одиннадцатого саммита Китай-ЕС, состоявшегося в мае, министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд предсказал, что в ближайшие несколько десятилетий Китай станет одной из двух 'значимых держав'.

Он заявил: 'В XXI веке Китай становится незаменимой державой - так же, как в конце прошлого века незаменимой державой, по словам [бывшего государственного секретаря США] Мадлен Олбрайт, были Соединенные Штаты'. Милибэнд добавил, что случится ли превращение G-2 в G-3, будет зависеть от Европы.

Хотя о концепции G-2 много говорят, никто не дал ей четкого определения. По словам Бжезинского, понятие G-2 описывает существующие реалии, однако для Милибэнда G-2 - это возможность в обозримом будущем.

Непонятно и то, какой была бы структура предлагаемой G-2. Сама концепция, похоже, предполагает, что группа будет обладать силой, потенциалом и волей для того, чтобы задавать повестку дня в международных делах. Поскольку участников всего двое, можно решить, что речь идет о мировой гегемонии.

У Китая нет ни потенциала, ни желания для того, чтобы участвовать в какой-либо 'большой двойке'. Да, Китай занимает третье место в мире по уровню ВВП, является крупнейшим кредитором единственной в мире сверхдержавы - Соединенных Штатов - и одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, и, что скрывать, действительно кажется мощной державой.

Однако Китай с его огромным населением и пробелами в развитии и благосостоянии может также считаться бедной, недостаточно развитой страной - в прошлом году Всемирный банк поместил его на 104-е место в мире по уровню ВВП на душу населения. Китай остается развивающейся страной, а США значительно опережают его почти во всех секторах экономики, равно как по мягкому влиянию и военной силе. На настоящий момент и в обозримом будущем Китай - не пара Соединенным Штатам в плане глобальной мощи.

Ответственность государства-члена G-2 - участвовать в формировании мировой экономики и международных отношений - выходит за пределы возможностей и амбиций Китая. Со стороны государства - так же, как и человека - неразумно участвовать в чем-то, что превышает его возможности. Именно поэтому, когда западные комментаторы рассуждают о G-2, у Китая неизбежно возникают подозрения относительно их намерений. Многие китайские ученые опасаются, что в рамках G-2 Китай может оказаться втянутым в структуру, построенную США, и от него потребуют вносить больший вклад в экономическое и социальное развитие мира, чем он может себе позволить.

Реализация идеи G-2 также означала бы, что Китаю придется радикально пересмотреть свою систему правления. В качестве члена G-2, Китаю потребовалось бы стать лидером как во внешне- так и во внутриполитических делах, а это вызвало опасения перед вмешательством Запада во внутренние дела Китая.

Кроме того, идея такой группы противоречит ключевым принципам внешней политики Китая - таким, как многосторонний подход и стремление к многополюсному миропорядку. Например, на пражском саммите Китай-ЕС Вэнь подчеркнул важность отношений Китая и ЕС.

Еще одна важная причина, по которой Китай не хочет G-2, - это то, что она не будет легитимной международной структурой. Если G-2 будет построена при помощи США, то возникает вопрос: кто дал США такое право? Можно предположить, что если бы идею создания G-2 вынесли на глобальный референдум, то она была бы отвергнута большинством стран. Ни одна другая страна, за исключением США, не желает возникновения "pax-Chimericana". Отказ от создания G-2 не означает, что Китай уклоняется от глобальной ответственности. Китай приветствует повышение своей роли и роли других крупных развивающихся стран в рамках 'большой двадцатки'.

Даже став реальностью, G-2 никогда бы не смогла заменить собой силу, функции и авторитет ООН как единственной международной организации, признанной большинством государств мира. Хотя ООН сталкивается со множеством проблем в плане эффективности и подотчетности, она остается лучшей площадкой, на которой международное сообщество может мирно решать вопросы, представляющие общий интерес.

Как США стали объектом антиамериканизма в мире после того, как бывший президент Джордж Буш начал в 2003 г. войну в Ираке, так и G-2 однажды могла бы стать объектом нападок антигегемонистских и антиимпериалистических движений, которые повредят глобальному имиджу Китая.

Еще одна причина связана с повышением роли гражданского общества в международных отношениях, особенно, после окончания 'холодной войны'. Без участия транснациональных неправительственных организаций не удалось бы успешно решить многие международные вопросы. Однако, если бы G-2 несла ответственность за международное управление, то она могла бы стать угрозой глобальному гражданскому обществу, поскольку, будучи гегемонистской структурой, она бы могла ограничивать функции и возможности других акторов, включая другие страны, ООН и множество неправительственных организаций.

Не требует доказательств тот факт, что идея G-2 не приведет в восторг другие страны и державы - особенно, такие восходящие звезды промышленно развитого мира, как Индия, Россия и Бразилия. Все эти страны достаточно амбициозны для того, чтобы соперничать за влияние и власть на международной арене, как с США, так и с Китаем. Идея G-2 не основана ни на реалиях международной политики, ни на пожеланиях Китая и остального мира.

Доктор Цзянь Цзюньбо - доцент Института международных исследований в Университете Фудань, Шанхай, Китай

______________________________________________________

Конец западной гегемонии ("The Guardian", Великобритания)

Европе следует прекратить потакать Китаю ("The Financial Times", Великобритания)

Следующий шаг Америки ("The International Herald Tribune", США)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.