Историк Бернард Льюис (Bernard Lewis) как-то заметил, что для нации есть мало ошибок хуже, чем эта: быть 'безвредной в роли врага и вероломной в роли друга'. Является ли это справедливой характеристикой американской внешней политики при администрации Обамы?

Начнем с Гондураса, который был стабильным и ценным союзником Америки в течение двух десятилетий. Недавно президент Мануэль Селайа предпринял попытку подорвать законы и демократические институты страны, чтобы получить в свои руки власть, подобную той, что сегодня держат в руках левацкие, антиамериканские лидеры Венесуэлы, Кубы и Никарагуа.

Верховный суд Гондураса выступил против Селайи - и, в конце концов, приказал армии освободить его от занимаемой должности. Конгресс Гондураса проголосовал за введение в должность нового президента Роберто Мичелетти, чье назначение соответствует конституции Гондураса, и который является членом той же Либеральной партии, к которой принадлежит и Селайа.

Мичелетти заявил, что новые выборы будут проведены в ноябре, как и планировалось - или раньше, если это поможет ослабить напряжение. Что же касается решения выдворить Селайю из страны, его нужно рассматривать 'в контексте искреннего страха перед подтвержденной готовностью г-на Селайи нарушать закон и провоцировать толпы на насилие', заявил Мичелетти.

Тем не менее, президент Обама быстро выступил с осуждением смещения Селайи и - вслед за Чавесом, Кастро и Ортегой - потребовал его восстановления. Высокопоставленные чиновники Белого дома пригрозили санкциями, если законодательная, судебная и военная власть Гондураса откажутся делать, как им велено. Вашингтон уже приостановил выплаты более 18 миллионов долларов в рамках оказываемой Гондурасу военной помощи и содействия развитию страны.

Сравните это с реакцией Белого дома на крупномасштабные фальсификации результатов выборов, недавно прошедших в Иране: президент Обама заявил, что не хочет, чтобы выглядело так, будто он 'вмешивается'.

Со временем он дал понять, что предпочитает иранских диссидентов тем, кто избивает, арестовывает и убивает их - хотя многие посчитали, что его поддержка была высказана слишком поздно.

За последние дни госсекретарь Хиллари Клинтон попыталась добавить хотя бы немного согласованности в позицию администрации по Гондурасу. Она раскритиковала Селайю, который на прошлой неделе организовал 'правительство в ссылке' в Никарагуа, назвав его 'безрассудным'. Кроме того она, похоже, поддерживает попытки президента Коста-Рики Оскара Ариаса выступить в роли посредника в конфликте. Мичелетти заявил, что будет сотрудничать с подобным посредничеством, если целью его является 'мирное решение, согласующееся с законами Гондураса в гражданском обществе, где даже президент не может быть выше закона'.

И это не единственные примеры того, что Макубин Томас Оуэнс (Mackubin Thomas Owens), редактор ежеквартального журнала Orbis, выпускаемого Институтом внешнеполитических исследований (Foreign Policy Research Institute), называет 'вызывающей беспокойство склонностью Обамы заслуживать расположение наших врагов за счет наших друзей'.

Чехи и поляки сегодня 'справедливо обеспокоены тем, что их принесут в жертву на алтарь улучшенных отношений между США и Россией, - пишет Оуэнс. - А израильтяне боятся, что желаемое администрацией Обамы улучшение отношений с мусульманским миром будет достигнуто за их сче'.

В частности, Обама давит на израильского премьер-министра Беньямина Нетаньяху с тем, чтобы тот сделал односторонние уступки президенту ПА Махмуду Аббасу.

Ожидаемый результат: Аббас ужесточил свою позицию. Один из его заместителей Кифа Радайде заявил в недавнем телевизионном интервью: 'Мы никогда не стремились к миру. Мир - это средство, а цель - это Палестина. Я не буду вести переговоры, чтобы добиться мира'. Еще один палестинский политик Мухаммед Далан заявил в этом месяце, что у палестинцев есть 'законное право' на терроризм.

Одной из главных тем предвыборной кампании Обамы были 'перемены', так что удивляться тому, что он решил попробовать новый подход к внешней политике, не стоит. Возможно, его дезинформировали по поводу того, кто совершил переворот против кого в Гондурасе. Возможно, он верил, что 'протянутой руки' будет достаточно, чтобы 'перезагрузить' отношения с Россией, и что перспектива 'взаимодействия' убедит иранских правителей отказаться от своих ядерных амбиций. Возможно, он думал, что сможет убедить палестинских лидеров пойти на уступки израильтянам. Возможно, он решил, что северокорейский диктатор Ким Чен Ир предпочтет кормить свой народ, а не запускать ракеты, а Уго Чавес будет жаждать сблизиться с США после напряженных отношений времен Буша.

Но во всех этих и других случаях политика Обамы столкнулась с жесткой реальностью. Если Обама действительно так умен, как нам про него рассказывают, он научится и изменится. Если же нет, друзья Америки станут относиться к ней с еще большей прохладцей, в то время как враги станут еще смелее. И, со временем, у нас окажется меньше первых и гораздо больше вторых.

Клиффорд Мэй, бывший зарубежный корреспондент газеты New York Times, является президентом 'Фонда в защиту демократий'

___________________________________________________________

ИноВидео: "Россия обижена на США еще с тех пор" ("The Washington Times", США)

Российско-американские отношения ("US Department of State", США)

Обсудить публикацию на форуме