Удалось ли пакетам экономических стимулов оживить травмированные мировые экономические системы? Или же они заложили основу для инфляции и большой долговой нагрузки в будущем? Ответ на оба вопроса, вероятно, будет положительным. Главный вопрос теперь заключается в том, в каком порядке произойдут эти последствия.

Теория, лежащая позади применения масштабных экономических стимулов, к которым прибегли многие правительства, опирается на понятие 'производственного дефицита'. Оно заключается в разнице между фактическим уровнем производства экономики и ее потенциальным уровнем производства. Если фактическое производство оказывается ниже потенциального, это означает, что совокупных затрат будет недостаточно для покупки того, что могла бы произвести экономика.

Стимулы - это проектируемый правительством рост совокупных затрат. Правительство может либо само непосредственно потратить больше денег, либо попытаться стимулировать частные расходы, сокращая налоги или снижая процентные ставки. Эти действия приводят к росту фактической производительности до уровня потенциальной производительности, что, таким образом, выравнивает 'производственный дефицит'.

Некоторые экономисты - по общему признанию их становится все меньше - отрицают, что может возникнуть ситуация с 'производственным дефицитом'. Согласно их утверждениям, экономика всегда работает на уровне полной занятости. Если сегодня работает меньшее количество людей, чем вчера, то это лишь потому, что большее количество людей решило не работать. (Следуя таким рассуждением, можно сказать, что многие банкиры просто решили взять длительный отпуск с момента начала финансового кризиса в прошлом сентябре). Таким образом, сегодняшний уровень производства - это то, сколько люди хотят производить. Попытки его стимулировать приведут лишь к росту цен, поскольку люди будут тратить больше денег на то же самое количество товаров и услуг.

Более здравомыслящая точка зрения заключается в том, что производство сегодняшней экономики ниже, чем могло бы быть, и что людей, желающих работать, гораздо больше, чем доступных рабочих мест. В свою очередь, стимулы ведут к росту как производительности, так и занятости.

Но насколько масштабными должны быть такие стимулы? Бюджетное управление Конгресса США (БУК) дает оценку, что производительность США сократиться приблизительно на 7% по отношению к ее потенциалу в течение следующих двух лет, что будет самым худшим спадом, начиная со времен второй мировой войны. Безработица в США должна достигнуть своего максимума в 9,4% к концу 2009 или началу 2010 года, и, как ожидается, она будет выше 7%, по крайней мере, до конца 2011 года.

Американское правительство пообещало вложить 787 миллиардов долларов в виде экономических стимулов, или приблизительно 7% от ВВП. На первый взгляд этого должно быть как раз достаточно, чтобы покрыть производственный дефицит - если эти средства будут использованы в этом году. Однако, фактически, это трехлетняя программа. Приблизительно 584 миллиарда долларов предусмотрены на 2009-2010 годы, соответственно на этот год остается около 300 миллиардов долларов дополнительных средств. Но даже в этом случае совершенно неясно, какая часть из этих средств будет использована.

Эту проблему можно проиллюстрировать простым примером. Предположим, что правительство распределит дополнительные наличные средства среди граждан. Некоторая часть из этих денег будет сохранена . С момента возникновения экономического спада семейные сбережения в США резко выросли от 0 до 5%, что является очевидным в связи с необходимостью выплачивать долги.

Определенная часть дополнительных средств будет потрачена на импорт, который никаким образом не стимулирует расходы на американскую продукцию. Вычтем из общей суммы 20%, которые составляют эти два пункта. Тогда нас ждут плохие новости, поскольку в итоге будут использованы лишь 80% от 300 миллиардов долларов, или 240 миллиардов долларов.

Хорошая новость заключаются в том, что данное число множится в случае успешных последовательных циклов расходов, поскольку расходы одного человека становятся доходами другого, и так далее. Значение множителя зависит от оценки размера 'дефицита', 'утечки' в потоке расходов и эффекта правительственных программ опеки.

Оценки изменяют значение множителя приблизительно от двух единиц и вплоть до нуля. Значение множителя равное двум, означает выделение 480 миллиардов долларов дополнительных расходов, в сравнении со значением множителя равным единице, что будет означать выделение лишь начальных 240 миллиардов долларов. Если значение множителя равно нулю, как считают склонные к консерватору экономисты, то на производство не будет оказано никакого эффекта, эффект будет оказан лишь на цены.

Дальнейший источник стимулов - это 'валютное стимулирование', или, говоря другими словами, печать денег. Покупая правительственные ценные бумаги, центральный банк вводит в банковскую систему наличные средства. Это делается для того, чтобы стимулировать частные расходы, через снижение процентных ставок банков на которых они выдают кредиты своим клиентам. Таким образом, в банки по всему миру были вкачены дополнительные сотни миллиардов долларов.

Однако эффект от стимулов по валютному стимулированию является гораздо менее надежным, чем даже эффект от финансовых стимулов. В то время как программные мероприятия привели к уменьшению кредитного спреда и улучшению ликвидности на рынке облигаций, многие банки использовали дополнительные средства для восстановления свой балансовой отчетности (эквивалент увеличения сбережений домохозяйств) вместо того, чтобы предоставить эти средства компаниям и частным лицам.

На основании этих несложных расчетов можно сделать несколько выводов. Во-первых, пакеты стимулов во всем мире приостановили депрессию, а возможно даже привели к началу сдержанного восстановления.

Во-вторых, слишком рано сокращать стимулирование, как это собираются сделать Япония и США. Как в июле завил один британский чиновник перед саммитом 'Большой Двадцатки' в Италии: 'Мы должны начать готовить стратегии по выходу, но начать применять их мы должны только когда [мы] будем уверены, что [у нас] наступило стабильное и самоподдерживающееся восстановление, и я не думаю, что сейчас кто-то согласится с тем, что мы находимся в таком положении'.

В-третьих, существующая политика, даже если она будет поддержана, не приведет к установлению самоподдерживающегося восстановления. В лучшем случае она может предложить перспективу еще нескольких лет суб-нормальной деятельности. Для противодействия реальной перспективе второй волны рецессии необходимо использовать двойной цикл пакетов стимулов.

Беспокоиться об инфляции нужно тогда, когда восстановление уже будет устоявшимся. Чтобы вернуть долг без напряжения, нам нужна быстроразвивающаяся экономика. Разговор о сокращении правительственных затрат является преждевременным. 'Бум, а не резкий спад, является правильным временем для строгих мер в Казначействе', - сказал Кейнс. И он был прав.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.