Генерал Стэнли Маккристал (Stanley McChrystal) почти признал поражение в Афганистане. Если он не получиn дополнительно 40 000 военнослужащих, то игра проиграна. Совершенно неожиданно в самый разгар войны американский командующий силами НАТО в Афганистане публично изложил свои мысли. Столь же неожиданным был его призыв относительно «новой стратегии». Это странно, но в Америке его никто не услышал.  Опросы общественного мнения показывают, что более половины граждан этой страны не заинтересованы в том, чтобы американские солдаты оставались в Афганистане.  Барак Обама (Barack Obama), начавший свое президентство с заявления о том, как важны Афганистан и Пакистан, становится все больше похожим на красноречивого, но рассеянного профессора. Он должен быть значительно более активным главнокомандующим. Его партнеры по НАТО уже шатаются, и скоро будут усиливать давление, требуя полного вывода войск.

Огромную цену поражения в Афганистане еще предстоит осознать американской общественности. Если НАТО и США выведут войска, то такие региональные державы как Россия, Китай и Иран тут же бросятся заполнять вакуум. Ни одно из этих государств не будет настроено дружелюбно по отношению к интересам США в регионе. Пакистан уже затаил немало зла на Америку, он чувствует себя как брошенная любовница, и его могут подтолкнуть к тому пределу, за которым начинается полномасштабный антиамериканизм. Неплохо напомнить себе о том, что Пакистан – это ядерная держава.

Сердце Маккристала расположено в правильном месте, он хочет как лучше. Первый раз мы слышим от военного командира такие слова как «уважение» по отношению к афганскому народу, он говорит также об американской «самонадеянности». Ему известно, что Афганистан был свидетелем поражений многих сверхдержав, в том числе британской империи и Советов. У него нет сомнений относительно безотлагательности стоящих перед ним задач. Когда его коллеги в Вашингтоне говорили ему, что они собираются назначить встречу с ним, предварительно взглянув в свой календарь, он посоветовал им посмотреть вместо этого на свои часы.

Но этого недостаточно. Маккристалу досталась по наследству война с неясными целями и поэтому с запутанной стратегией. Нам говорили, что война в Афганистане ведется для того, чтобы нанести поражение Талибан и Аль-Каиде, чтобы воссоздать государство, чтобы оно затем перестало быть убежищем для враждебно настроенных по отношению к Западу боевиков. В действительности Аль-Каида почти не видна, если она там вообще есть; Талибан состоит из представителей пуштунских племен, и его нельзя победить на его собственной территории. Не все пуштуны входят в Талибан, однако почти все сторонники Талибан – это пуштуны. Таким образом, достижение провозглашенных военных целей обречено на провал.

Та же участь ожидает и усилия по созданию государства. До последнего времени акцент делался на закачивании миллионов долларов для афганской армии и полиции. Афганское общество, однако, в своей основе имеет племенную структуру, и руководство этими государственными органами без участия пуштун неизбежно ведет к обвинениям в предвзятости.  Кроме того, силы безопасности обучены только тому, как реагировать на непосредственные угрозы безопасности, и они еще не усвоили то, что прочные основы законности и правопорядка являются основополагающими для сильного общества. На протяжении десятилетий афганцы видели перед собой только людей с оружием – будь то советские солдаты, западники или Талибан. Афганцы больше всего на свете хотят мира, стабильности и безопасности в своей стране.

Так какая же цель может быть у этой войны? Задача должна состоять в том, чтобы создать административную и юридическую инфраструктуру, которая и обеспечит безопасность и стабильность для населения и таким образом сделает из боевиков Талибан маргиналов. Одновременно могли бы быть созданы основы для формирования современного государства.

Задача сложная, но выполнимая. Отличные и хорошо оснащенные центры по подготовке есть в Лахоре – в соседнем Пакистане. Пока афганцы не создадут свои собственные структуры, их будущие управленцы и судьи могут получить ускоренную и эффективную подготовку в Пакистане.

И, наконец, должны быть проведены свободные и честные выборы. Здесь не может быть никаких компромиссов. Последние хаотичные выборы, подтвердившие полномочия президента Хамида Карзая (Hamid Karzai),  убедили афганцев в том, что у демократии есть свои изъяны, и, может быть, их племенная система все же лучше. Увольнение спецпредставителя ООН Питера Гэлбрейта (Peter Galbraith) имело все признаки международного укрывательства.

США и партнеры по НАТО должны очень серьезно отнестись к словам Маккристала и предоставить в его распоряжение то количество солдат, о котором он просит. Однако, все это будет иметь мало смысла, если одновременно ему не будет дано новое направление  - победа недостижима без изменения целей и стратегии. В противном случае в ближайшее время все усилия США в Афганистане могут оказаться на кладбище истории рядом с британцами и русскими.

Было бы упрощением называть эту войну войной Обамы. Это и не американская война. Это война за достоинство народа, который в результате мировой политики был ввергнут в самую свирепую гражданскую войну, которая продолжается уже три десятилетия. Если Америка уйдет, как она это сделала после того, как Советы были вынуждены покинуть Афганистан в 1980 году, афганцы могут вообще потерять надежду. Они будут раздражены и злы. Есть народная пуштунская пословица, которая гласит: «Я отомстил через 100 лет, и я слишком поторопился».