Кто-то крадет иранских экспертов-ядерщиков.

Физик Шахрам Амири (Shahram Amiri), работавший в тегеранском Университете Малек Аштар (Malek Ashtar University), исчез в июне, на третий день своего паломничества в Мекку, в Саудовской Аравии.

Его семья говорит, что специалист по медицинским изотопам, работавший в организации, которую ЕС определяет как возможную тайную лабораторию по производству ядерного оружия, позвонил домой по приезду в Мекку, но с тех пор о нем никто ничего не слышал.

Проправительственная иранская газета Javan заявила на прошлой неделе, что сотрудники иммиграционной службы Саудовской Аравии подвергли г-на Амири пространному интервью, когда он только приехал на паломничество, но спустя три дня он покинул свой отель в Медине и больше не вернулся туда.

Неделю назад, через четыре месяца после его исчезновения, министр иностранных дел Ирана Манушер Моттаки (Manouchehr Mottaki), наконец, сделал подробности этого случая достоянием общественности, обвинив в исчезновении Соединенные Штаты и Саудовскую Аравию.

«Мы получили документы, подтверждающие вмешательство США в исчезновение Шахрама Амири в Саудовской Аравии, - заявил он. – Мы считаем, что Саудовская Аравия несет ответственность за эту ситуацию, и мы считаем, что американцы были замешаны в его аресте».

Вашингтон и Эр-Рияд отказываются комментировать этот случай.

Второй иранский ученый, идентифицированный лишь как «Ардебили» ("Ardebili"), был, по видимости, арестован в сентябре, во время поездки в Грузию. По утверждениям, он был тайно экстрадирован в Соединенные Штаты.

Его имя и подробности произошедшего, вместе с подробностями по делу г-на Амири, а также еще трех других человек, про которых Иран также подозревает, что они стали жертвами похищения, были, по сообщениям, переданы Генеральному секретарю ООН Бан Ги Муну (Ban Ki-moon) во время личной встречи с г-ном Моттаки.

Возможно, самый большой вред ядерным амбициям Ирана был нанесен исчезновением два года назад генерала Революционной гвардии Али Резы Асгари (Ali Reza Asgari). Они растворился в воздухе во время деловой поездки в Турцию, спустя несколько дней после того, как 10 членов его семьи покинули Иран и также исчезли.

Бывший заместитель министра обороны предположительно нес ответственность за логистику ядерной программы Ирана. У него был доступ к самой секретной информации.
Некоторые наблюдатели считают, что он годами мог работать «кротом» США, и просто сбежал из страны вместе со своей семьей, когда узнал, что его вот-вот раскроют.

В момент его дезертирства израильская газета написала, что генерал Асгари изначально был завербован израильскими спецслужбами, но считал, что работает на европейскую разведку.

Выходящая в Лондоне арабская газета написала о том, что генерал взял с собой документы, бесповоротно связывающие Тегеран с деятельностью «Хизболлы», палестинской организации «Исламский джихад» и двумя основными повстанческими группами Ирака, армией Махди и корпусом Бадр.

В других сообщениях, связанных с этим дезертирством, также утверждалось, что генерал Асгари просигналил о сотрудничестве между Сирией и Северной Кореей, направленном на строительство тайного ядерного объекта, уничтоженного Израилем спустя несколько недель, в сентябре 2007 года.

Поток перебежчиков из Ирана соответствует шаблону, знакомому Европе по временам холодной войны с Советским Союзом. Сегодня, спустя три десятилетия гневного противостояния, Иран и Запад, похоже, вступают в свою собственную холодную войну.

То, что началось как идеологическое соперничество в напряженные дни после иранской революции 1979 года, постепенно превратилось в теневую войну с привкусом ядерного страха.

Пойманные между провалившимися попытками дипломатической разрядки и риском прямого военного удара по иранским ядерным объектам, Тегеран и Вашингтон неловко занимают стратегические позиции, напоминающие о старом противостоянии с Советским Союзом.

Этот конфликт отмечен сложными региональными маневрами, воинственными позами, увеличением тайных операций и визгливой пропагандой.

Напряжение растет по нескольким фронтам, в то время как Вашингтон обвиняет Иран в тайных попытках создать ядерное оружие и в поддержке терроризма, которая заключается в дестабилизации Ирака, тайных поставках оружия повстанцам в Афганистане, вооружении «Хизболлы» в Ливане и финансировании Хамаса в Газе.

Иранские чиновники отвечают на это, обвиняя Вашингтон в попытках устроить в стране «бархатную революцию».

В отсутствие официальных отношений и при наличии лишь крайне ограниченного коммерческого и культурного обмена, две страны вынуждены полагаться на свои разведслужбы, чтобы получать информацию о намерениях друг друга.

Вашингтон также использует «мягкую силу» - телерадиовещание, культурные программы и продвижение демократии и прав человека – чтобы влиять на общественное мнение Ирана.

Лидеры Исламской республики Иран пытаются добиться международной поддержки от других мусульманских государств.

Избегая прямые военных контактов, Иран и Соединенные Штаты, как раньше Вашингтон и Москва, соперничают в рамках периферийных суррогатных конфликтов.

После недавней войны между «Хизболлой» и Израилем, Тегеран поставил группировке тысячи новых ракет. Он также закачал в Газу миллионы долларов, после того, как территория оказалась отрезанной от международной помощи вслед за победой на выборах Хамаса. Иран также поддерживает сложную паутину контактов с лидерами шиитов в Ираке, и его обвиняют в поставках взрывчатых веществ талибам в Афганистане.

Со своей стороны Вашингтон удвоил число авианосцев в Персидском заливе, призывает арабские государства к присоединению к антииранским региональным альянсам и организовал экономические санкции против Ирана.

Как и в старой холодной войне, в новом конфликте периодически случаются напряженные моменты.

В ожидании иранской атаки Израиль провел общенациональные воздушные учения. Иран провел военно-морские учения в устье Ормузского пролива, через который проходит 40 процентов мировой нефти.

Тегеран также ответил на израильские учения и воспринимаемые американские угрозы, проведя экспериментальные запуски ракет среднего и дальнего действия, и выступив с угрозой стереть своих врагов с лица земли в случае нападения.

В течение всей конфронтации идет и другая война – пропагандистская. Иран утверждает, что раскрыл шпионские сети, арестовал американцев иранского происхождения, обвинил Запад в использовании этнических противоречий для подстрекательства к смене режима и приговорил к смерти политических диссидентов.

Как и во время оригинальной холодной войны, Запад проводит утонченный кампании дезинформации против Ирана и ослабляет экономику страны с помощью санкций и манипулирования валютными курсами.

Тем не менее, стабильный поток перебежчиков остается главным инструментом ограничения ядерной программы Ирана и манипуляции отношением общественности к лидерам страны.

Лишь вчера (в пятницу, 16 октября), дочь одного из главных советников Махмуда Ахмадинежала попросила политического убежища в Германии.

25-летняя Наржес Калхор (Narges Kalhor), чей отец Махди Калхор (Mahdi Kalhor) является советником иранского президента по культурным вопросам, а также представителем правительства по работе со СМИ, решила дезертировать после участия в фестивале документального кино, во время которого она публично раскритиковала ситуацию с правами человека в Иране.