ВАРШАВА. Вице-президент Джозеф Байден-младший (Joseph R. Biden Jr.) прибыл во вторник в столицу Польши в рамках весьма деликатного дипломатического турне по восстановлению доверия. Потребность в таком визите была вызвана внезапным отказом администрации Обамы от системы противоракетной обороны, что вновь усилило глубоко укоренившуюся тревогу в этом регионе, где Соединенные Штаты считают единственным надежным противовесом грозному российскому соседу.

Своим визитом и встречами с высшим руководством Польши, Чехии и Румынии на этой неделе вице-президент  надеется успокоить трех союзников США по НАТО, заверив их в том, что Соединенные Штаты по-прежнему глубоко преданы делу обеспечения безопасности этих стран. Байден намерен превратить свой визит в важный показатель постепенного развития американских отношений с государствами бывшего восточного блока, поскольку проходит он спустя двадцать лет после падения Берлинской стены.

Ожидается, что Байдена будут тепло приветствовать. Но в ходе конфиденциальных встреч с президентами, премьер-министрами и лидерами оппозиции во всех трех странах ему также обязательно напомнят о той исторической напряженности, из-за которой недавние американские инициативы, направленные на сближение с Россией, вызвали глубокие подозрения. Байден надеется снизить эту нервозность.

"Думаю, вы увидите большое внимание к этому партнерству и массу подтверждений преданности ему", - заявил главный советник вице-президента по вопросам национальной безопасности Энтони Блинкен (Antony Blinken).

Но главная побудительная причина поездки Байдена ни для кого не является  секретом.

"Он устраняет повреждения и ликвидирует последствия - все просто и понятно", - сказал Дэймон Уилсон (Damon Wilson), который при президенте Джордже Буше был старшим директором по европейским делам в Совете национальной безопасности.

"Вице-президент понимает, что главное это совсем не противоракетная оборона, а утрата доверия, - заявил Уилсон, работающий сейчас директором Программы международной безопасности в Атлантическом совете США, - это та проблема, которая все нарастает, нарастает и нарастает".

Эти проблемы всплыли на поверхность еще до того, как к власти пришел президент Обама. Они появились, когда Обама и Байден впервые намекнули на новый подход к отношениям с Россией. Идея перезагрузки выдвигалась в документах в период передачи президентской власти, а когда президент посетил в июле Москву, она обрела окончательную форму.

Такие новые подходы появились в момент, когда восточные европейцы уже начали сомневаться по поводу надежности гарантий безопасности НАТО. У них появились новые страхи, связанные с жестким контролем России над их энергетическими поставками. Им также пришлось отражать внутриполитические нападки и устранять политический ущерб, нанесенный им в связи с поддержкой иракской войны.

Ситуацию усугубило ощущение того, что администрация Обамы смотрит на Восточную Европу как на приоритет низшего порядка, учитывая укрепление Европейского Союза и усиление основ демократии в регионе.

А затем прозвучало решение по ПРО, которое хоть и не было неожиданным, но принималось в манере, названной " дилетантской". Об этом говорит Дэвид Крамер (David J. Kramer), восемь лет проработавший в госдепартаменте, в том числе, на важных должностях европейского направления.

Очевидно опасаясь утечки информации в прессу, администрация Обамы приняла это решение, не проконсультировавшись с лидерами Польши и Чехии перед провозглашением нового курса, говорит Крамер, который в настоящее время работает старшим научным сотрудником Фонда Маршалла 'Германия - США' (German Marshall Fund of the United States).

Накануне официального заявления американские руководители вызвали польского и чешского посла, чтобы сказать им о наличии решения по ПРО. Но они отказались разъяснить, в чем суть этого решения. Вместо этого они посреди ночи стали звонить руководителям двух государств, чтобы сообщить новость о ПРО.

"Если бы они провели предварительную работу с Восточной Европой и заложили фундамент, все было бы по-другому, - сказал близкий к Байдену старший научный сотрудник Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) Лес Гелб (Les Gelb), - нельзя просто так сказать: "С первым апреля вас". Надо проводить предварительную работу".

Этот эпизод еще больше расстроил страны, которые и без того уже глубоко сомневались в готовности Америки обеспечивать их безопасность. И такая тревога возникла в момент, когда у соседей России появилось постоянно усиливающееся беспокойство относительно ее намерений в Грузии, на Украине и в других постсоветских государствах.

"В силу своей истории они живут с ощущением незащищенности, которую трудно понять", - сказал Уилсон.

В свете произошедшего выбор пал на Байдена отнюдь не случайно. Перед тем как занять пост вице-президента, он десятки раз бывал с визитами в Центральной Европе. У него давние и устоявшиеся отношения со многими руководителями из числа тех, кого он будет посещать. Кроме того, у него имеется прочная репутация надежного сторонника безопасности и единства Европы, которую он заслужил, работая председателем сенатского комитета по международным отношениям.

"Он пользуется в этих странах гораздо большим доверием и авторитетом, чем кто-либо другой, - заявил бывший помощник госсекретаря по европейским делам Дэниэл Гамильтон (Daniel Hamilton), - выбор верный. Он тот, кто нужен".

Когда Байден в среду утром будет проводить свои первые встречи, он постарается дать лучшее разъяснение сути и причин изменения американской позиции в вопросе ПРО, чем было дано в самом начале. Он постарается говорить более ясно и четко, поскольку первоначальные объяснения США расценили как обманный ход.

Неправильно, говорит Блинкен, представлять американскую позицию как отказ от противоракетной обороны. Давая интервью накануне визита Байдена, он сказал, что вице-президент  изложит "новую архитектуру" более прямого ответа на угрозы со стороны  Ирана.

"Вызывает сожаление то, что сразу после объявления решения по ПРО появились некоторые статьи, в которых говорилось об "отказе" от системы противоракетной обороны в Европе, - отметил Блинкен, - принятый нами подход ведет к усилению ПРО в Европе".

Вместо размещения радиолокационной станции в Чехии и противоракетных установок в Польше, чтобы с их помощью уничтожать все иранские ракеты большой дальности, новым предложением предусматривается "поэтапный, адаптационный" подход, в рамках которого большая часть противоракетных оборонительных систем должна быть размещена на кораблях ВМС, а меньшая их часть в составе ракет наземного базирования SM-3 - в различных точках Европы.

США уже провели переговоры на высоком уровне с поляками, предложив им "право первоочередного отказа" от размещения части вооружений на их территории, сказал Блинкен. Впоследствии такие переговоры планируется провести с чехами.

"То, что вы слышите, и то, о чем говорит вице-президент, это неизменная преданность делу ПРО, твердое намерение иметь более совершенную, более эффективную систему, чем та, что была предложена первоначально", - заявил Блинкен.